Интервью с руководителем компании i-Coffee

Интервью с Владимиром Савиновым о тенденциях развития индустрии

Владимир Савинов — заместитель генерального директора компании SFT Trading, которая уже 25 лет поставляет зелёный кофе в Россию. Мы взяли у него интервью о развитии кофейной индустрии и тенденциях рынка в текущих экономических условиях.

8 мин. на чтение

1791 просмотр

Владимир Савинов — заместитель генерального директора компании SFT Trading, которая уже 25 лет поставляет зелёный кофе в Россию. Мы взяли у него интервью о развитии кофейной индустрии и тенденциях рынка в текущих экономических условиях.

От растворимого NESTLE к Руанде с нотами ягод

В следующем году вашей компании исполняется 25 лет. Как изменился рынок кофе в России за это время?

Чтобы объяснить масштаб изменений за это время, я приведу пример.

В начале 90-х годов случалось так, что на деловой встрече гостю предлагали кофе. Чаще всего это был растворимый Nestle — спасибо им за огромный вклад в становление российского рынка кофе. Однако, если сегодня на встрече в компании гостю предложат растворимый кофе, это может оставить у него негативное впечатление.

Более того, моей дочке сейчас 17 лет и она часто посещает кофейни. Недавно она рассказала мне, что в одной из них попробовала интересную Руанду прошлого урожая с нотками тёмных ягод.

Это и есть масштаб изменений в индустрии — от растворимого кофе до ягодных нот в натуральной Руанде.

Расскажите об основных этапах развития российского рынка кофе?

Я выделю их крупными мазками. Первый этап — середина 90-х годов, тогда на рынке доминировала Индия: робуста черри АБ и арабика Плантейшн, А или Б.

Потом появился запрос на нечто иное. Только зарождающейся индустрии маленьких обжарщиков было важно отличаться от ещё советских обжарочных комбинатов. Единственный путь для них был в том, чтобы производить более качественный кофе. Или как минимум кофе не из Индии. Так появился кофе из Кении, Центральной Америки, Эфиопии и других стран. Именно в это время и по этой причине в Россию были привезены первые бочки Ямайки Блю Маунтин и первые мешки Копи Лювак.

В 2005 году нам задали вопрос: «Ребята, а вы слышали, что-то про кофе с Cup of Excellence?». И привезли в Россию привезли первые мешки Cup of Excellence.

Я считаю, что Cup of Excellence — это один из лучших механизмов международного отбора высококачественного зерна.

Позже, уже ближе к нашему времени появился запрос на информацию, знания, постоянство качества зерна, стабильность вкуса, затем на микролоты и так далее.

Как в SFT Trading сосуществуют рынки коммерции и спешелти? И как в целом в России меняется соотношение между ними?

Они отлично сосуществуют друг с другом. Соотношение коммерции и спешелти у нас:

около 85% — сегмент «80–84». То есть зёрна, которые набрали 80–84 балла из 100 по системе Q-грейдинг;

от 10% до 15% — условно, коммерческий сегмент робусты;

1–2% — это сегмент «85+».

Такой пропорции мы придерживаемся довольно давно. На неё повлияло естественное развитие рынка, которое и определило это соотношение.

Насколько эти пропорции в вашей компании отражают рынок?

Ситуация у нас не отражает то, что происходит на российском рынке. Мы стараемся работать в сегменте Fine Commercial, то есть «80–84». А рынок обжаренного и молотого кофе, с точки зрения объёмов и денег, в основном занят компаниями из коммерческого сегмента: ОРИМИ, Штраусс и другими. Даже статистически российский рынок кофе — это 60% арабики и 40% робусты.

О тенденциях на рынке: кто уйдёт?

Ранее вы описали развитие рынка как плавный переход от коммерческого кофе к качественному. Какие тенденции развития вы видите сейчас?

Можно выделить несколько тенденций. На мой взгляд, в ближайшие годы сегментация рынка только усилится:

В эконом-сегменте увеличится ценовая конкуренция.

Продолжит существовать сегмент «80–84», в котором работают большинство наших партнёров. В нём уже сейчас начинается сильное движение. Прогнозирую, что игроков останется меньше, чем есть на сегодняшний день.

Что касается рынка микролотов (условные «85+») или топ-спешелти — тут будет происходить та же история, что и в эконом-сегменте. Появятся новые игроки, усилится конкуренция, старые игроки либо будут уходить в «80–84», либо оставаться, уделяя 85+ все меньше внимания.

Это произойдёт по одной простой причине: вопрос выживаемости компании лежит в сегменте «80–84», нежели в микролотах, на которые приходится всего 3% российского импорта зелёного кофе. Микролоты — хороший маркетинговый довесок для компании, но ещё должна существовать солидная и проработанная база. Наконец, потребителей, способных покупать «85+», — наверное, всего 5–6% населения России. А покупательская способность населения, увы, пока снижается.

Из позитивных тенденций: потребление кофе в России увеличивается из года в год. Темпы роста дают основания исключительно для оптимизма. В общем, больной скорее жив, чем мёртв.

Как, на ваш взгляд, можно увеличить потребление спешелти кофе в России?

Можно повысить через два направления: первое — профессиональное отношение к своему делу, второе — правильная передача информации от обжарщика до потребителя о продукте и о том, что ты делаешь через любые каналы информации.

Кстати, чтобы увеличить популярность кофе на нашем рынке, нелишним было бы всем объединиться и рекламировать свежеобжаренный кофе российского производства как продукт.

Об ответственности при Direct Trade, или история эфиопского фермера Гилана

Многие обжарщики стремятся покупать кофе напрямую в странах происхождения, кофейни открывают обжарочные цеха, создают отношения с фермерами. Каким вы видите развитие этого направления? Будет ли это угрозой для вас как для крупной компании-импортёра?

Я приветствую, когда люди устанавливают контакт напрямую. Но есть один нюанс — ответственность. Расскажу на примере истории про гипотетического эфиопского фермера.

Вы приезжаете к фермеру, назовём его Гилана, который производит кофе в Эфиопии. Покупаете у него все 50 мешков, которые он произвёл. Замечаете его сынишку, который прилично одет.

На следующий год вы снова приезжаете к Гилане. Вам приходится брать у него кофе, хотя он и не такой хороший, как в прошлом году. Ведь вы работаете в прямой связке и ответственны перед ним. После этого Гилана покупает сынишке мобильный телефон.

На третий год сотрудничества кофе Гиланы совсем плох, и вы отказываетесь его покупать. Когда вы выходите из хижины фермера, видите полные надежды глаза сына Гилана. Он надеется, что вы приобретёте весь урожай, и ему купят мотороллер. Каково вам смотреть в глаза ребёнка в такой ситуации? Не в глаза отца, который знает, что и почему случилось, а в глаза его сына, который на вас искренне надеялся?

Если вы ответственны за то, что делаете, постоянно поддерживаете контакт, заботитесь о том, кого «приручили», тогда я «за» дайрект сорсинг.

Наша компания практически не работает напрямую с фермами как таковыми. Мы сотрудничаем с кооперативами либо с трейдерами. Кооператив или трейдер берут на себя контроль качества, дистрибуцию доходов между фермерами, передачу образцов, занимаются экспортной документацией, финансируют производственно-сбытовой цикл.

Угрозы со стороны дайрект сорсинга я никогда не видел и видеть не буду. Конкуренция — это прекрасно!

Об отношении к сертификации

Все международные сертификационные органы излишне бюрократизированы. Работа, которую они выполняют, неадекватна, на мой взгляд, той плате, которую они взимают за выполнение своих функций. Они не производят дополнительного продукта, и я не хочу им платить.

Вам может быть интересно:

Интервью с Константином Храмовым — победителем национального чемпионата Бариста 2019

06 янв 2020 · 11 мин. на чтение

1791 просмотр

«Мы — девушки рисковые». Интервью с основательницами сети кофеен «Кофе Бюро»

Выбор ниши для бизнеса в вашем случае абсолютно понятен: кофейня — чуть ли не самое востребованное сегодня направление. Как вы определяете локацию для каждой новой точки?

Ясмина: Это самая основная проблема. Как вы правильно заметили, в Москве каждый день кто-нибудь открывает новую кофейню. Конечно, главный критерий — это проходимость. Сейчас у нас три точки в центре Москвы, но мы рассматриваем и другие районы, возможно, будем заходить в Подмосковье.

Ваша самая первая кофейня на «Китай-городе» расположена в подъезде бывшего советского здания.

Екатерина: Мы — девушки рисковые (смеется). А если серьезно, то уже тогда знали, что скоро откроется парк «Зарядье». Оценили потенциал этого места, его трафик и поняли, что вложения быстро себя окупят.

Ясмина: Второй этаж мы построили сами. Так обычный подъезд превратился в одно из самых привлекательных мест в этом районе. Как видите, сесть тут просто негде.

Для открытия первой кофейни вы привлекали инвестиции или использовали собственные средства?

Екатерина: Только собственный бюджет. Благо, его хватило, чтобы запустить бизнес. Начинали с необходимого минимума — кофемашина, касса и энтузиазм. Дополнительную атрибутику докупали после, параллельно дорабатывали интерьер. Первое время мы сами стояли за кассой, закрывали кадровые дыры. Но ничего, постепенно раскрутились, скоро уже будем отмечать третий день рождения.

Говорят, бизнес и дружба несовместимы. У вас получилось?

Ясмина: Мы теперь не только подруги, но еще и родственницы, деваться некуда. Конечно, между нами бывают трения, но мы уважаем мнение друг друга и уже интуитивно чувствуем, когда лучше сказать, а когда — промолчать.

Екатерина: Поспорить мы любим, и это нормально для живой организации. Смысл партнерства — находить общий язык для реализации поставленных целей.

Как между вами распределяются роли в бизнесе?

Ясмина: Мы с Катей стараемся все делать сообща, даже новые напитки придумываем вместе. Есть пара моментов, которые мы разделили: Катя, например, в большей степени отвечает за документы, а я выполняю функции арт-директора.

Я смотрела программу с вашим участием «Теперь я босс!» на телеканале «Пятница». Там было вскользь упомянуто, что до сих пор ваш бизнес не приносит прибыль. Это правда?

Ясмина: Нет, это не так.

Екатерина: Если существуем три года и продолжаем открывать новые точки, значит, скорее всего, у нас есть прибыль, это очевидно.

Читайте также:  Интервью с франчайзи ЧебурекМи

А правда ли то, что старт проекта обошелся вам в 3,5 миллиона рублей?

Ясмина: Да, это правда.

Быть предпринимателем — врожденный талант или этому надо учиться?

Екатерина: Безусловно, у предпринимателя должен быть особый склад ума, организаторские способности. Образование может упорядочить и усилить ваши навыки, но если вы человек творческий, то бизнес у вас вряд ли получится, потому что обворуют, обманут, кинут.

Вы посещаете какие-то тренинги, курсы?

Екатерина: Да, недавно, например, ездили на фестиваль Gastreet, посвященный ресторанному бизнесу.

Ясмина: Сейчас, к сожалению, у нас не так много времени. Я считаю, что лучший способ чему-то научиться — самому погрузиться в новое дело, изучить все процессы изнутри. Лучший учитель — это опыт. А проблемы и ошибки неизбежны.

Какие ошибки вы допустили за эти три года?

Ясмина: В кофейне в Ермолаевском переулке, например, мы неправильно продумали рассадку гостей. Потом пришлось все переделывать. Еще в начале нашего предпринимательского пути нам следовало воспользоваться услугами пиар-агентства, чтобы быстрее раскрутиться. Мы сэкономили, обошлись своими силами и до сих пор у нас нет пиарщика. Но если захотим сейчас открыть что-то новое, то обязательно обратимся к специалистам, которые помогут сделать это быстрее.

Как происходит подбор кадров?

Ясмина: Команду мы собирали очень долго — только спустя два года сформировался ее костяк. Мы пробовали нанимать персонал и через «Авито», и через HeadHunter, но в итоге те ребята, которые сейчас у нас работают, пришли к нам через знакомых. Это, знаете, как с мужчинами — всегда лучше знакомиться через друзей (улыбается).

Что такого есть у вас, чего нет у ваших конкурентов?

Екатерина: Мы не гонимся за уникальностью, главное для нас — это постоянный качественный продукт. Наверное, мы отличаемся визуальной составляющей, особым подходом к оформлению наших кофеен.

Да, я знаю, что в «Кофе Бюро» на «Китай-городе» сейчас проходит выставка картин Ксении Березовской. Еще одна ваша кофейня, рядом с метро «Менделеевская», делит площадь с магазином «Красный карандаш». Вы создаете новый формат? Или скорее новый вид арт-пространства?

Ясмина: Ксения — моя давняя знакомая, она сама предложила нам эту идею. До этого на протяжении двух с половиной лет у нас висели работы другой художницы — Светланы Калимановой. Картины помогают освежить интерьер — заходишь, и кажется, что попадаешь в новую кофейню. Гостям эта идея тоже пришлась по душе — я постоянно вижу, как люди у нас фотографируются. Может быть, в следующий раз к нам придет книжный магазин — мы и с ним что-нибудь придумаем.

Чем еще кроме кофейного бизнеса вы занимаетесь в жизни?

Екатерина: Спорт, путешествия. У меня еще есть вторая работа.

Как в течение дня поддерживаете энергию?

Ясмина: Я должна сделать определенный запланированный минимум каждый день. И если я с ним не справляюсь, мне прямо плохо становится. Я ненормальный перфекционист — все должно быть четко и в срок. А начинается мой день со слов: «Мама-аа, вставай!» Благодаря появлению сына я стала ранней пташкой и много всего успеваю. Такой вот будильник у меня живой.

Екатерина: У меня будильник пока механический, но встаю я тоже рано. Это непросто, тем более с такой «прекрасной» погодой за окном. Но как только я приезжаю на работу и беру в руки чашку кофе, все становится на свои места. Я обожаю планировать, у меня все расписано по минутам, по табличкам. Поддерживать энергию помогает спорт. В конце дня только так снимаю стресс, отключаю мозг. Если не заниматься спортом, в голове начнется круговерть, которая не даст заснуть и восстановиться.

Спорт — это спортзал?

Екатерина: Это бокс, конный спорт и спортзал. Не люблю однообразие, поэтому все время ищу что-то новое.

Что посоветуете нашим читателям, которые после этого интервью захотят повторить ваш успех? И что делать, если финансовых ресурсов пока недостаточно?

Екатерина: Инвесторов сейчас вагон!

Ясмина: Если есть классная идея, деньги найти легко. Но иметь в голове красивую романтическую картинку — недостаточно, важно делать. Конечно, нужно посоветоваться с близкими, но принимать решение — всегда только самому. Начать лучше с того, чтобы перенести свою мечту на бумагу, затем составить четкий план действий. Если ты тормозишь уже на этом этапе, значит, твоя мечта еще недостаточно сильная.

Александра Тищенко об Extreme Brewers Camp: люди, кофе и горы

В середине июля в кофейне «Лаборатории кофе» прошел первый прямой эфир с сооснователем и руководителем нашей компании Александрой Тищенко. Повод был весомый – Саша рассказала о проекте «Extreme Brewers Camp»: как он появился, для чего нужен и какова его цель. Из самого важного составили интервью в нашем блоге.
— Расскажи немного о себе: как ты пришла в кофе?

— Мой путь был долгим, через разные сферы. По образованию я маркетолог, при этом мне довелось работать и логистом, и экономистом, и бухгалтером. Идея о кофе ко мне пришла внезапно. Я недолго училась в Канаде, напротив нашего института была маленькая кофейня, куда мы бегали пить кофе. Там был один бариста, одна кофемашина, одна кофемолка. И вкуснейший кофе за 1 доллар. Я влюбилась в этот формат. Нет площади под посадочные места – не надо платить аренду.

В Канаде тогда культура кофе была очень высоко развита. Я спускалась в метро и видела, что там каждый второй был со стаканчиком кофе. Наушники, стаканчик кофе – и все едут куда-то по своим делам. В моем сознании кофе превратился из напитка в стиль жизни. Приехав в Москву, я написала небольшой бизнес-план, в Москве еще такого формата не было, это был 2012 год. Мне говорили: «Саша, это очень глупо! Люди или попьют кофе дома или придут посидеть в кофейне. Зачем брать стаканчик с собой?»

Это был первый раз в жизни, когда я отказалась от своей идеи, но идея ко мне вернулась сама, через несколько лет волею судеб мне досталась маленькая доля в кофейне. Открывался клуб в здании МДМ на Фрунзенской. И пока открывался клуб, ребята просто решили напоить людей кофе, и открыли пять метров с кофемашиной и кофемолкой.

— Пока лицензию на алкоголь получали?

— Именно так! Мне досталась доля в этой кофейне, и с того момента началась моя история. Я все пыталась понять, как управлять кофейней. Спрашивала у управляющего: «Виталик, как управлять? Что делать?» Предлагала помочь, а он мне говорил: «Саша, я семь лет занимаюсь кофе! Мне легче сделать самому, чем объяснить тебе!» Это была «красная тряпка», после которой я сказала: «Ну всё!» И занялась всем сама.

Ни в одном бизнес-центре тогда не было еще ни одной кофейни. Мы просто заходили и выбирали место за смешные деньги. Все удивлялись: «Зачем вам четыре метра под кофейню? Ну забирайте!» Таким образом мы открыли восемь точек. В одном месте сделали интересный формат: площадь была больше, чем нам требовалось, и мы привлекли партнера, с которым сделали магазин-бутик. С одной стороны была витрина с кофейней, а с другой стороны – магазин подарков. И три столика. Уютно, душевно.

Так мы работали три года, до того момента пока не пришли к тому, что хотим получать зерно, которое соответствует нашим требованиям, и возникла идея организовать свою обжарку. Мы познакомились с Сергеем Степанчуком. Встретились с ним в «Шоколаднице», дело было зимой, в феврале. Сергей сказал: «Никогда не жарил, но очень хочу!» Мы сказали: «Мы тоже никогда не жарили! Давай пробовать!» Сняли маленький гараж площадью десять метров, где стоял принтер для печати накладных. Арендовали ростер у ребят, которые уже жарили. Один раз в неделю мы приезжали со Степанчуком, жарили, загружали к нам в машину. Везли в гараж и оттуда уже распространяли по заведениям.

— Какой объем тогда жарили?

— Наша сетка тогда использовала около 350 килограммов в месяц. В течение первого года у нас появились первые клиенты, с ними за год мы выросли до тонны. Сейчас наш объем в месяц составляет около 30 тонн.

— Обязательно еще поговорим о том, как это было. А пока – о нашей главной теме, проект Extreme Brewers Camp. Откуда взялась идея?

— Как обычно, ничего не предвещало. Наш партнер по поставкам зеленого кофе Николай Хюппенен пригласил Сергея Степанчука поехать с ним на плантации. У нас разделение такое: я занимаюсь управлением, маркетингом, этикетками, а за кофе в компании отвечает Сергей – за качество, выбор зерна. По логике в Сальвадор и Гватемалу должен был ехать он, но у него не получилось. Так что Сережа сказал: «Саш, поедь хоть посмотри, чем мы занимаемся!»

Спустя две недели я стояла в аэропорту с рюкзаком, не зная, по большому счету, с кем я еду и как мы там будем жить. В аэропорту меня встретили семеро мужчин. Из тех, кого я знала, был Николай Хюппенен, Анвар Алиевич и Арсений Кузнецов из компании «Traveler’s Coffee».

Поездка оказалась удивительной. Она состояла из трех блоков. Первый – это знакомство с кофе. Мы ездили по плантациям, смотрели как происходит обработка, с чем сталкиваются фермеры, от чего зависит качество зерна. Это было очень интересно. Я поняла свой продукт, на что стоит обращать внимание.

Далее был бизнес-блок, знакомство с компаниями. Самая запоминающейся для меня стала поездка в компанию, которая на рынке уже 120 лет. Приходишь к ним в офис и видишь – на стене висят портреты прадеда, деда, отца, а 80-летний сын рассказывает о бизнес-процессах, через что прошла компания, как собиралась команда, как взаимодействовать с людьми, чтобы компания росла. Для меня это был огромный заряд энергии. Я поняла, что такое семейный бизнес, когда ты передаешь свое дело из поколения в поколение.

Третий блок поездки – развлекательная часть. Мы полетели на маленьком самолете, типа «кукурузника», в древний город майя. В полёте Анвар Алиевич и Николай Хюппенен рассказали о своих компаниях. Для меня это гуру, которые давно на рынке, и я имела возможность в неформальной обстановке с ними пообщаться, задать вопросы, узнать тонкости и нюансы. То количество информации, которую я узнала за эти десять дней, было уникально. Причем информация эта была получена не в формате лекции. А ты сидишь где-то у костра, на пляже, в самолете, и общаешься с людьми. Кайф.

В свое время занималась организацией бизнес-регаты. Это был очень интересный опыт, мы собирали бизнесменов – порядка 200 человек – и вывозили на Карибы. Каждый раз происходило уникальное преображение: приезжали важные бизнесмены приезжали серьезные, в галстуках, уже после первой регаты, когда люди делают что-то вместе – поднимают парус, раскрывают ракушки, они становились другими… Сейчас российское сообщество вокруг регат составляет около 7000 человек. Это уже не одна регата, а пять в год. Благодаря им люди придумывают новые проекты, создают совместные бизнесы – настолько они раскрываются в приключениях, начинают дружить. Там часто встречаются стартаперы с инвесторами. Для меня формат обучения, развлечения с приключением – это то, что я очень люблю.

Пока мы путешествовали по Центральной Америке, я как-то сказала: «Николай, вы так интересно рассказываете! Давайте сделаем какое-то выездное мероприятие». И, как водится, забыла об этом. Мы вернулись в Москву. И однажды мне позвонил Николай и сказал одно слово: «Алтай!» «Что Алтай?» – «Ну ты хотела, давай делать! Вывезем людей на Алтай!» Поэтому мы едем на Алтай.

— Расскажи, почему именно Алтай?

Читайте также:  Как открыть бизнес по аренде спецтехники. Готовый бизнес план

— Мы сами задавали себе этот вопрос, сомневались. Поэтому решили съездить туда на разведку. И теперь я точно знаю: это картинка, которой хочется вдохновляться, наслаждаться, восхищаться. Уникальные горы. Это реки, это воздух. Это люди. И очень красивая база.

Мы изначально забронировали жилье из Москвы, это было большое здание с роскошными номерами. Но когда мы приехали на место, то поняли, что это не Алтай. Алтай – это аутентичность. Так что буквально за месяц до мероприятия мы выбрали базу с деревянными домами и баром – уютное место. Тут в небольшом внутреннем дворике есть шезлонги, гамаки, есть где пожечь костер, чтобы посидеть с гитарой, петь песни и обсуждать кофейные байки.

— Что будет в программе Extreme Brewers Camp?

— У нас очень насыщенная программа на каждый день: просыпаемся, завтракаем, дальше экскурсии, семинары в необычных местах. Например, в первый день мы поедем в красивейшее место в Ороктойской долине, разбиваем большой шатер на берегу реки, там будут проходить лекции, вечером вернемся обратно на базу.

Своим опытом будут делиться мировые чемпионы, российские активисты кофейной культуры. Будем заниматься практикой, говорить о теории, рассказывать о веяниях, о направлениях, что сейчас происходит, как растут регионы, анализ рынка в целом. А также костры, баня, сплав, танцы под этническую группу с бубном, чтоб закрепить полученные знания.

— Сколько стоит участие?

— Мы установили стоимость «билета» в 30 тысяч рублей – в эту сумму входит проживание, насыщенная образовательная программа, питание, экскурсии и трансфер. Собираемся в Новосибирске, на большом автобусе едем на место, а затем на нем же возвращаемся обратно. Честно говоря, сумма сборов от участников не покрывает организаторские расходы, но мы решили не перекладывать их на участников. Хотим собрать всех, тем более это первое такое мероприятие для нас. Так что затратной программа станет в основном для нас, для организаторов.

— Сейчас у нас уже порядка 40 участников из 50. Кто эти люди, которые едут в Экстрим брюерс кэмп?

— В основном, это владельцы компаний или руководители направлений – шеф-бариста, обжарщики, много людей из регионов. Те люди, которым хочется знать о тенденциях, о новинках, пообщаться с миром кофе, чтобы понимать, куда направлять свой бизнес-корабль. В основном, бизнесмены и шеф-бариста.

— Расскажи о пре-пати мероприятия – зачем это?

— В моем прошлом был опыт раскрутки заведений, мы проводили много мероприятий. Последнее заведение, открытие которого я организовывала, был «DURAN BAR», и после этого я ушла из ночной жизни в обжарку кофе. Но желание создавать атмосферу и весело проводить время осталось, поэтому мы проводим пре-пати в необычном формате – на гастрономической улице, где открыта наша кофейня «Лаборатория кофе». В программе – дегустация кофейно-алкогольного напитка от Владимира Шагова, рассказы об Алтае, о поездке, что нам предстоит, розыгрыш призов от наших партнеров и главный приз – это возможность поехать с нами на Алтай. Мы запустили конкурс видеороликов, чтобы дать шанс ребятам со всей России рассказать о своих идеях и достижениях, раскрыться.

@firsik_ee: Вы запустили конкурс, разыгрываете 1 путевку – нужно прислать идею «чего-то нового», а будет ли потом эта идея воплощена в жизнь, поможете ли с воплощением?:) Или только тому, кто выиграет? Или никому?

— Это основная цель конкурса. Даже те, которые не выиграют, их идеи будут освещены, чтобы потом можно было это реализовать.

— Саша, расскажи про планы, есть ли далеко идущее будущее у проекта «Экстрим брюерс кэмп»?

— Безусловно. Это первая ласточка, хотим попробовать, посмотрим, что выйдет. И если все будет хорошо, будем потом проводить ряд мероприятий, чтобы объединять людей. Информация, опыт – это самое ценное, что у нас есть. Когда ты вживую можешь пообщаться с человеком из кофейной индустрии, посидеть с ним у костра – это здорово.

— У тебя, у Саши Тищенко, какая личная цель в этом проекте? Для чего ты это делаешь? Где ты берешь энергию?

— Для меня это – желание совместить мою любовь и любовь. Я люблю путешествовать, люблю кофе, люблю общение. Для меня поездка на Алтай – возможность отправиться в крутое путешествие, пообщаться с людьми и узнать больше о кофе.

Интервью с руководителем компании i-Coffee

Основатель франшизы автомата по продаже спортивного питания SportBar i-Coffee- Рабчевский Евгений Александрович

Как Вы пришли к идее создания франшизы SportBar?

– Компания i-Coffee ведет свою деятельность с 2009 года. Тогда мы начинали с развития сети кофейных автоматов в Алтайском крае. В этом сегменте очень жесткая конкуренция, так как таких автоматов достаточно много и нужно было как-то выделяться, чтобы покупали именно наш кофе. Появилась идея оснастить оборудование сенсорным дисплеем, датчиком движения и сделать их управляемыми онлайн. После реализации данного проекта Наши автоматы стали узнаваемыми и популярными. А идея создания франшизы Sport Bar пришла с популяризацией ЗОЖ и появлением множества фитнес-клубов и магазинов спортивного питания. Мы создали автомат по приготовлению и продаже спортивных коктейлей с инновационными технологиями, которые привлекают клиента.

Были ли сомнения в успехе бизнеса по франшизе?

– Особых сомнений не было. Наша команда имеет большой опыт в вендинге. Предварительно мы провели исследования рынка и спроса на наши автоматы. После выпуска первого аппарата мы провели множество дегустаций, чтобы выявить наиболее популярные ингредиенты по вкусу и качеству. Теперь мы можем уверенно давать рекомендации нашим франчайзи по закупке спортивного питания, чтобы они смогли продавать вкусные и полезные напитки.

Чем же так привлекательны Ваши автоматы?

– Мы создаем умные и прибыльные автоматы, которые рождают улыбки на лицах покупателей, повышают лояльность клиентов, упрощают работу и увеличивает доход наших франчайзи. В автомате нет кнопок, а есть большой сенсорный экран. Автоматы имеют полное управление через интернет, умеет разговаривать и благодарить клиентов за приобретение напитков. Дает во время ожидания приготовления напитка поиграть в забавные игры и посмотреть свой гороскоп.

В чем основная задача франшизы для Вас?

– Наша задача создавать малый бизнес, помогать сделать первые шаги начинающим бизнесменам, дать внеконкурентное преимущество. Сделать работу с умными автоматами в радость. Один умный автомат может приносить доход от 30 000 до 100.000 рублей в месяц, при затратах времени в неделю 4 часа. Нашим франчайзи не потребуются сотрудники, так автомат очень прост в управлении и благодаря удаленному доступу, всегда можно проследить за его работой.

Легко ли научиться работать с таким автоматом?

– Очень легко и просто. С нашими автоматами справляются даже хрупкие девушки. С нашей стороны мы даем гарантию на обслуживание, обручам и сопровождаем работу франчайзи на всех этапах, а также помогаем увеличить продажи. Для этого мы периодически обновляем программное обеспечение и добавляем различные функции, которые будет полезны покупателю и помогут заработать нашим партнерам.

Планируете ли Вы в дальнейшем разработать еще какой-либо чудо-автомат?

– Планы, конечно, развиваться дальше есть и мы работаем сейчас над несколькими проектами. Пока данную информацию мы держим в секрете, но мы еще вас удивим.

«Причина, по которой компания выросла или не выросла, напрямую связана с управлением»

Бизнес от первого лица

«КС» продолжает рубрику «Бизнес от первого лица», в которой берет интервью у руководителей компаний Сибирского региона. Мы пробуем разобраться, какие инструменты управления и личные качества помогли этим бизнесменам добиться успеха. Вместе с «КС» с героями рубрики беседует эксперт по управлению, генеральный директор Сибирского офиса компании «ИНТАЛЕВ» МАРИНА ГУЛЯЕВА.

Сегодня мы публикуем интервью с КИРИЛЛОМ КОЛОДЕЗНЫМ, совладельцем и управляющим сети «Перекати кофе». Компания работает на кофейном рынке Новосибирска с 2012 года — тогда «Перекати кофе» были первыми мобильными кофейнями в городе. Сейчас заведения «Перекати кофе» работают в формате мини-кофеен to go, это пять точек в разных районах Новосибирска, еще две находятся на стадии запуска.

— Компания «Перекати кофе» существует на рынке уже несколько лет. Согласны ли вы с тем, что такое количество точек нельзя назвать быстрым ростом?

Да, мы не очень выросли. Количество объектов то увеличивалось, то уменьшалось — мы пробуем разные форматы, в каждом есть свои ограничения. Пробуем себя, ищем бизнес-модели, в которых можем развиваться и расти. Поэтому мы не начали пока активно развивать франшизу, нам ближе управление своей сетью.

— С каким настроем вы открывались? Подозревали об ограничениях выбранного тогда формата мобильных точек с кофе?

— В тот момент у нас параллельно был другой проект, в сфере ИТ. Нам казалось, что кофе — это круто, хотелось попробовать. Мы запустились достаточно быстро, за три-четыре месяца, и вышло действительно круто. Не с точки зрения организации работы и бизнес-процессов, а с точки зрения выручки, то есть таких вещей, которые сразу дают понять, получилось у тебя или нет.

Фото из официальной группы «Перекати кофе» во VK

Мобильные кофейни — это нишевый узконаправленный формат с очень большим количеством ограничений. Во-первых, мы живем в таком климате, когда количество теплых дней — даже не месяцев, а дней! — достаточно небольшое. Во-вторых, действующее законодательство и отношение муниципальной власти: никто не знал, как этим управлять. Я бы не сказал, что это как-то влияло на работу действующих на тот момент точек, но это вводило существенные ограничения на масштабирование.

Читайте также:  Как сделать фирменный бланк ИП

— Можно сказать, что в момент открытия вы не учли эти риски?

— Безусловно, были риски, о которых мы знали, но не учли масштабность их влияния. Кроме того, мы о многом не подозревали, потому что не имели никакого опыта, связанного со сферой услуг и гостеприимства. Было легкое понимание, что все гораздо проще.

«Амбиции собственников нужно вовремя переводить в возможности бизнеса»

— Когда вы говорите «мы не знали», «мы не учли», «мы» — это кто?

— Я не один, у меня есть партнеры.

— Не бывает проблем с распределением ролей в управлении?

— Мы очень давно работаем вместе, роли распределены. У меня больше оперативного управления, партнер тоже находится в управлении, но скорее в сегменте развития. Есть третий партнер, он участвует в годовом планировании.

— Как ощущаете себя в такой двойной роли, собственника и управленца? По своему опыту и примерам коллег знаю, что одновременно сидеть на двух этих стульях — очень сложная задача.

— Сложно, согласен. Казалось бы, такая простая штука — ты собственник и работаешь внутри своей компании, но есть определенные трудности, и мы с ними столкнулись.

Опыт бизнесмена может не относиться к конкретной отрасли, это способность разработать структуру, подобрать людей, а мы с партнером иногда начинаем излишне погружаться в управление. Есть риск на какой-то момент времени выпасть из роли собственника, потерять возможность смотреть на картину сверху.

Казалось бы, такая простая штука — ты собственник и работаешь внутри своей компании, но есть определенные трудности, и мы с ними столкнулись.

Сегодня мы пытаемся играть в другую игру, чуть жестче разделить роли собственников с ролями сотрудников. Стараемся где-то привлечь людей, чтобы заменить наше время более профессиональными сотрудниками с опытом в этом рынке. Это очень важно.

— Когда вы начали заниматься выстраиванием полноценной системы управления, с регламентами, процессами, людьми?

— Относительно недавно. Сегодня для нас это основная задача — изменение структуры компании под те цели, которые имеем на сегодня. Амбиции собственников нужно вовремя переводить в возможности бизнеса эти амбиции переварить. Условно говоря, планировали открыть сто точек за год, а открыли три, ну и что, запланируем это же на следующий год. В какой-то момент у нас было также, а нужно, чтобы расхождение между желаниями собственников и фактом в процентном соотношении было минимальным. Амбиции, планы, возможности рынка позволяют, но мы не всегда успеваем вовремя это реализовать.

— Почему не успеваете, каких ресурсов сейчас не хватает?

— Причина, по которой мы не выросли или выросли, напрямую связана с управлением. Не думаю, что нужно искать какие-то другие причины. Так или иначе, все это приходит в одну точку: непосредственно к управляющему либо к собственнику. Поставленная задача не была реализована, и не были предприняты меры по изменению ситуации.

Фото из официальной группы «Перекати кофе» во VK

До конца текущего года нам нужно создать структуру управления, которая позволит нам что-то менять в текущей деятельности и развиваться дальше.

— Вы говорите очень правильные вещи. Многие компании проходят через периоды, которые показывают: «Выстраивай систему управления, или умри», — но, к сожалению, не все понимают эти сигналы. Весь мой опыт показывает, что качество управления играет ключевую роль в жизни бизнеса. Об этом очень точно сказал Герман Греф уже в должности руководителя Сбербанка — сегодня компании конкурируют не продуктами и услугами, а технологиями управления.

«Хочется гордиться своим бизнесом»

— Ваше образование связано с бизнесом?

— Сначала был колледж при нархозе, специальность «финансы и кредит», а затем сам нархоз, «экономика и управление». Но для меня бизнес-образование и экономическое образование — это разные вещи. Экономическое описывает отдельные элементы. А когда ты выходишь в реальный бизнес, у тебя нет возможности самому участвовать и в экономике, которую ты немножко изучал, и в кредитах, которые ты немножко изучал, и в других направлениях, например, быть аналитиком. Тебе не нужно всего по чуть-чуть — нужно, чтобы все это было единым механизмом, который позволяет реализовать твой проект.

Ты начинаешь делать все сам, и в какой-то момент появляется гигантское количество задач, в которых ты задействован. Это не бизнес, а такая самозанятость. Да, она может приносить прибыль, но это все-таки не бизнес. Он начнется тогда, когда ты понял, как сформировать систему таким образом, чтобы ты мог влиять на этот механизм через своих сотрудников. Как по мне, вот это главная задача.

— Что же, вы с детства мечтали стать бизнесменом?

— Да, можно и так сказать. Я бы сформулировал это через «равно». Каждый хочет жить комфортно, красиво, путешествовать. И для меня это было равно бизнесмен — так можно было видеть в фильмах, по телевизору, на примере друзей родителей, которые были успешны.

Если сегодня меня как уже сформировавшегося человека спросить, можно ли этого комфорта достичь только через бизнес, я скажу: «Нет, это один из возможных инструментов». В любом направлении деятельности можно достичь комфорта, а также в любом есть ограничения и сложности.

— Какой вы видите свою роль в компании в дальнейшем?

— До того момента, пока собственник может влиять на развитие компании, он должен присутствовать в управлении. Это может занять всю жизнь, как у того же Сергея Галицкого. А кто-то может сказать, что моих личных навыков уже не хватает для того, чтобы еще эффективнее развивать компанию, поэтому я решаю привлечь кого-то со стороны и находиться только в роли собственника, формировать общее видение.

Что значит быть собственником? Многие представляют это так: я сижу на большом троне, ничего не делаю, а все само собой получается. Возможно, есть и такие примеры, но в большинстве случаев это такая же ежедневная работа, как у других. Ты должен понимать, что происходит внутри, нужно ли что-то менять, ставить задачи, менять способы их достижения.

Что значит быть собственником? Многие представляют это так: я сижу на большом троне, ничего не делаю, а все само собой получается.

Если говорить о личных целях, то мне, как и каждому собственнику, хочется гордиться своим бизнесом, своими результатами. Второе — хочется иметь достаточно высокий уровень личной свободы, чтобы посвятить время не только компании, но и личностному росту, семье, путешествиям.

«Сегодня ты вдохновился, а завтра ничего не смог сделать»

— Каким бизнесменам вы по-хорошему завидуете?

— Завидовать не завидую, но есть те компании и руководители, которые близки мне по подходам и которыми я восхищаюсь. Прежде всего, это новосибирский «2ГИС». Мне кажется, что они очень недооценены потребителями с той стороны Урала. Но думаю, это пока, это определенный этап их развития.

Как пример «пришел, увидел, победил» — конечно, Олег Тиньков и его «Тинькофф Банк». Так войти на устоявшийся рынок с крупными игроками, так быстро, да еще и сменив сферу — идеальный пример подхода бизнесмена. Еще я бы назвал «Додо Пиццу» как пример синергии первого и второго подходов: устоявшийся рынок, подходы в управлении, продукт — все очень продумано.

— Эти примеры вас вдохновляют?

— Вдохновение — это эмоция, а эмоции не всегда помогают. Они могут завысить ожидания — другие смогли, значит, и я так смогу. Но если за вдохновением ничего не стоит… Сегодня ты вдохновился, а завтра ничего так и не смог сделать. Мне интересно разбирать эти кейсы, чтобы понять, почему у них получилось, как они это сделали.

Фото из официальной группы «Перекати кофе» во VK

Например, я достаточно своеобразно отношусь к разного рода обучающим мероприятиям, потому что многие и ведущие, и участники за вдохновением забывают про ту работу, которую необходимо совершать. Приходят после семинаров вдохновленные ребята, погружаются обратно в рутину, и все возвращается на свои места. Им снова приходится идти за этим воодушевляющим наркотиком, чтобы поддержать себя. Поэтому важно, чтобы в мероприятии была четкая практическая направленность — после окончания должно остаться представление о том, что ты сможешь реализовать у себя и как ты будешь это делать.

— Вы назвали очень яркий пример Олега Тинькова, который сменил не один вид деятельности, Федора Овчинникова, который создал «Додо Пиццу» в незнакомой для себя сфере. При этом мы знаем многих предпринимателей, которые ошиблись, посчитав, что легко разберутся в другом виде бизнеса и будут успешны. Как вам кажется, к какому варианту относится ваш случай, когда сначала были ИТ-проекты, а теперь кофе?

— До «Перекати кофе» у нас было два ИТ-проекта, в обоих я выступал собственником и непосредственно участвовал в оперативном управлении. Я бы не назвал это бизнесом, скорее, это были бизнес-проекты в определенной отрасли. Сейчас мы работаем в рынке общепита, в котором у нас нет ни профессионального опыта, ни специального образования. Поэтому вопрос о незнакомых видах бизнеса — очень хороший вопрос. Я сам пытаюсь себе на него ответить долгое время.

Конечно, когда ты знаешь рынок, у тебя есть небольшая фора. А если в дополнение есть хорошие навыки в управлении, это дает тебе еще больший плюс. Но это не значит, что у других нет шанса. В каждом конкретном случае это зависит от человека. Тот же Олег Тиньков говорил, что кому-то дан талант петь, кому-то — танцевать, а кому-то — управлять бизнесом. И я с этим полностью согласен, это талант, и если он есть, незнакомая отрасль не будет проблемой.

Есть ли у нас этот талант? Здесь еще нужно разобраться. Сегодня мы идем по пути, когда методично выстраиваем бизнес, чтобы получить результат.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Марина Гуляева, эксперт по управлению, генеральный директор Сибирского офиса компании «ИНТАЛЕВ»:

— Чем наш сегодняшний герой отличается от опытных бизнесменов, которые построили бизнес в нулевые и девяностые? Далеко не каждый из них может признаться в том, что проблемы бизнеса связаны с самим руководителем. С его принципами управления, с системой, созданной внутри компании. Да, они сделали себя сами — без специального образования, без знаний о рынке, а часто и без рынка как такового. В этом их сила и их слабость. Они пеняют на кризис, на внешнюю среду, на конкурентов, не видя причину внутри.

Новое поколение предпринимателей сильно отличается от предыдущего. Они, как и Кирилл, готовы снять розовые очки и спокойно сказать: «Да, причина наших проблем в управлении — в наших недоработках», — и пойти работать дальше, добиваясь успеха.

Оцените статью
Добавить комментарий