Как страдают предприниматели Украины и России из-за обоюдных санкций

Порошенко-сын и компании

Как отразятся санкции России против украинских политиков и бизнеса на самой Украине. Комментарии экспертов

  • Утром 1 ноября Дмитрий Медведев подписал постановление правительства, согласно которому в отношении 322 граждан и 68 компаний из Украины вводятся экономические санкции. В частности, в санкционный список вошли министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, глава Службы безопасности Украины Василий Грицак и лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко, а также сын президента Алексей Порошенко. Санкции предусматривают блокировку счетов, ценных бумаг и имущества на территории России, а также запрет на вывод капитала за пределы России. «Новая» узнала у экспертов, как введенные ограничения воспринимают на Украине и скажутся ли они как-то на ее экономическом положении.

    Читайте также

    Краткий путеводитель по санкциям против Украины. Кто из основных политических и бизнес-фигур соседней страны попал в список

    «Многие политики рады попаданию в список»

    — Что касается физических лиц, включенных в список, — это более демонстративный жест. Но в чем парадокс ситуации? Очень многие украинские политики крайне рады включению в этот список. Для многих это награда, а для некоторых попадание под санкции вообще будет бонусом на предстоящих выборах.

    Теперь политики будут предъявлять своим избирателям как подтверждение: я — враг России, поэтому, украинцы, смело можете голосовать за меня на выборах.

    Я думаю, крайне рада Юлия Тимошенко, которую ее противники в Украине подозревают в тайных связях с Россией. Теперь у нее появился железный аргумент против этих подозрений. А Порошенко нет в этом списке по той же причине, по которой в других санкционных списках нет Владимира Путина. Есть международное правило, что против глав государств не объявляют санкции.

    Читайте также

    Враг не пройдет? Еще не введенные Россией санкции против украинской власти уже используются в предвыборной борьбе

    На самом деле, для серьезного анализа сейчас важно, кто не попал туда, — вот это будет предметом подозрений и обвинений в отношении ряда олигархов. В некоторых случаях, возможно, у России не было особых претензий. Но что касается, например, Рината Ахметова, мое предположение — у него есть активы в России. И к тому же Ахметов — фигура, которая влияет на оппозиционный блок, на экономическую ситуацию на востоке Украины, а также на процессы переговоров по объединению пророссийских политических сил в Украине. Поэтому, если вводить санкции против него, то можно тогда забыть про объединение пророссийских сил и про то, чтобы в перспективе взять Донбасс под полный контроль.

    Ахметов станет из неудобного партнера по переговорам врагом. В Кремле есть люди, которые понимают, что это будет ошибочно.

    А вот по отсутствию в списке Игоря Суркиса сказать что-то сложно. Я думаю, что здесь, возможно, работают некие футбольные связи. А также главный решающий фактор — Виктор Медведчук. Братья Суркисы — давние друзья и партнеры Медведчука.

    Как все это скажется на экономике Украины? Самые критичные для нас события в плане резкого сокращения двусторонней торговли случились еще в 2014–2015 годах. Падение украинского экспорта началось еще при Януковиче, с 2012 года. И началось по инициативе России, первые ограничения по двусторонней торговле начала вводить именно Россия. А дальше процесс шел по нарастающей: Украина, например, вводила ограничения по военно-техническому сотрудничеству (поскольку война на Донбассе — о каком сотрудничестве может идти речь?).

    Как страдают предприниматели Украины и России из-за обоюдных санкций

    Украинские и российские предприниматели одинаково недовольны сложившейся ситуацией.

    Пока геополитика вмешивается в судьбы миллионов простых людей, продолжая накручивать спираль конфликта, тысячи предпринимателей по обе стороны границы подсчитывают убытки. И кроме финансовых убытков, теперь возникают дополнительные сложности с логистикой.

    Михаил Олейниченко, фермер из Харьковской области, до введения моратория поставлял продукты в несколько белгородских ресторанов. Теперь из-за санкций на поставки украинских продуктов в Россию, фермер стоит на грани разорения.

    – Раньше мне предлагали выгодные цены, с руками забирали все поставки и просили еще. А теперь. Я даже не знаю куда сунуться – наш рынок плотно занят, да и меньше стали по ресторанам ходить, – сокрушается фермер. – Надежда только на то, что через год или меньше, мораторий этот снимут, иначе разорюсь.
    Александр Драгунов, владелец белгородского ресторана «Уланы», который получал поставки от Михаила, также крайне раздражен ситуацией – теперь он вынужден работать с российскими поставщиками, чья «маржа» существенно выше.

    – У меня нет выхода, придется цены повышать и значительно – на 15-20% в среднем за блюдо, – подчеркивает предприниматель. – Теперь чувствуется и «недобор» по целым категориям настоек, сала, мясных закусок.
    По словам ресторатора, некоторые пункты меню пока временно «недоступны». Впрочем, он рассказал, что некоторые предприниматели с обеих сторон границы плюнули на запреты и занимаются контрабандой. Контакты с целым рядом украинских производителей наладил, один из ушлых предпринимателей Белгорода, представляющийся как Алексей Н. По слухам, с ним связаны предприниматели из соседних регионов, в том числе, Воронежской области, а также центральной России – Москвы, Тулы, Владимира и т.д. Он заявляет себя как одного из основных поставщиков, такого ныне запрещенного товара (что позволяет вспомнить старые анекдоты), как сало. Впрочем, рестораторам и фермерам не до смеха.

    Максим Гараев, владелец ресторана украинской кухни в Казани, рассказал, что поставок хватит, максимум, на 3 месяца, после чего «придется резать меню». Да и цены в кафе вырастут в ближайшее время – на 15-20%.
    Впрочем, страдают не только предприниматели, бизнес которых связан с продуктами питания. Так, Игорь Андрейчук, руководитель одной из типографских фирм Киева, сокрушается, что количество российских заказов неуклонно падает, а маршрут в южные регионы РФ, с которыми он в основном и работал, теперь удлинился из-за боевых действий на Донбассе.

    Читайте также:  ИП на УСН без работников. Налоги и отчётность

    Значительный спад на себе испытывают и российские и украинские франчайзинговые компании, бизнес которых из-за натянутых отношений между странами страдает очень сильно. Так, по неподтвержденной официально информации, ряд компаний потеряли от 10% своих франчайзи, а большая часть партнеров решили отказаться от покупки франшизы на стадии заключения договора.
    Как бы то ни было, большинство предпринимателей надеются на заключение в ближайшем времени мира и снятие напряженности и санкций обеими сторонами.

    Удар по колесам: кто сильнее пострадает от санкций — Россия или Украина?

    Влияние первых санкций против украинцев (до этого Россия лишь запрещала экспорт товаров с Украины и ограничила поставки агропродукции) на экономику двух стран будет крайне ограниченным. Ощутимый эффект почувствуют лишь некоторые компании, причем не только украинские, но и российские. Пострадают российская титановая корпорация «ВСМПО-Ависма», потребители железнодорожных колес в России, а также продолжающие работать в Крыму украинские торговые сети. Еще одним следствием может стать усиление санкционного противостояния между Россией и Украиной, что станет новым ударом для оставшегося на украинском рынке российского бизнеса. И наконец, санкции могут стать одним из поводов для усиления санкционного давления на Россию со стороны Запада.

    Кто в списке?

    • Россия в четверг ввела санкции против 322 физических и 68 юридических лиц. Ограничительные меры предусматривают блокирование безналичных денежных средств, ценных бумаг и имущества на территории России, а также запрет на вывод капитала. Формально это ответ на введенные Киевом санкции против 1700 россиян и 750 российских компаний. Однако существуют и другие версии, среди украинских политиков особенно популярна версия о том, что санкции — это вмешательство в мартовские президентские выборы.
    • В санкционном списке (.pdf) — 127 депутатов Верховной рады, то есть почти каждый третий народный избранник (распределение по фракциям можно посмотреть здесь ).
    • Из известных политиков под ограничительные меры попали глава партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко , председатель Верховной рады Андрей Парубий , председатель партии «Свобода» Олег Тягнибок , бывший премьер-министр Арсений Яценюк , экс-глава запрещенного в России «Правого сектора» Дмитрий Ярош , лидер Радикальной партии Украины Олег Ляшко , министр внутренних дел Украины Арсен Аваков , глава СБУ Василий Грицак , секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов , министр обороны Степан Полторак , генпрокурор Юрий Луценко .
    • Из крупных бизнесменов в списке — предправления «Нафтогаза» Андрей Коболев , миллиардеры Константин Жеваго ( состояние $1,6 млрд, по данным Forbes ) вместе с подконтрольной ему железорудной компанией Ferrexpo , Юрий Косюк ($1,5 млрд) и Виктор Пинчук ($1,4 млрд) вместе с подконтрольной ему компанией EastOne Group Ltd, банком « Кредит Днепр » и медиакомпанией StarLightMedia (ICTV) .
    • В санкционном списке также ПАО « Днипроазот » Игоря Коломойского (состояние, по данным Forbes, $1 млрд), а также связываемые с группой «Приват» и Коломойским Криворожский железорудный комбинат (КЖРК), Марганецкий и Покровский горно-обогатительные комбинаты. Ограничительные меры введены и против связанной с богатейшим украинским бизнесменом Ринатом Ахметовым ($5,5 млрд) «Запорожкокс». В списке несколько компаний, торгующихся на европейских фондовых площ адках: кроме Ferrexpo , под санкции попали крупнейшая сельхозкомпания «Мироновский хлебопродукт» ( MХП) и крупнейший украинский производитель подсолнечного масла Kernel.
    • В перечень включен Алексей Порошенко, старший сын президента Украины . Однако самого президента и его активов в списке нет. «Традиционно президенты не включаются в списки. Это запредельный шаг», — объяснял журналистам это решение Дмитрий Песков. « За небольшим исключением это список очень достойных людей… включая моего сына», — отреагировал Порошенко.

    Явные ошибки

    Комментируя российские санкции, украинские СМИ указали на несколько ошибок.

    • Лидер националистической организации С14 Евгений Карась предположил , что в санкционном списке должен быть он, а не его однофамилец коллекционер и галерист Евгений Карась (двух мужчин отличает лишь отчество: националист — Васильевич, а галерист — Валерьевич). В пресс-службе правительства России отказались от комментариев по этому поводу.
    • Кроме того, было допущено несколько других ошибок в написании имен и фамилий. Подробнее здесь .
    • В санкционный список внесена компания Ferrexpo plc, Bahnhofstrasse 13, CH-6340 Baar, Switzerland. Но на самом деле Ferrexpo plc — британская компания, а по адресу в Швейцарии зарегистрирована другая фирма — Ferrexpo AG (принадлежит Ferrеxpo plc).

    Кто и почему не попал?

    • В санкционном списке нет миллиардера Игоря Коломойского (состояние, по данным Forbes, $1 млрд), финансировавшего воюющие в Донбассе добровольческие батальоны и судившегося с Россией за активы в Крыму. Это санкции против украинских граждан, а Коломойский — гражданин Израиля, поясняет «Ведомостям» федеральный чиновник.
    • В списке нет и Рината Ахметова с его основными холдингами — металлургическим «Метинвестом» и энергетическим ДТЭК. Наблюдатели называют две причины: Олег Петропавловский из БКС считает , что миллиардер и его холдинговые компании не были включены в список, поскольку с бизнесменом у России традиционно хорошие отношения. Кроме того, как пишет «Коммерсант», могла бы возникнуть сложная ситуация с определением статуса активов Ахметова, которые перешли под управление властей самопровозглашенных ДНР и ЛНР.

    Кто пострадает?

    По словам экономиста Андрея Мовчана, «эти санкции — мера дипломатического реагирования, но они вряд ли повлияют на экономику (обеих стран)». В санкционный список внесены компании, которые не представляют интереса для России, говорит эксперт. Неназванный источник «Ведомостей» подтверждает это: при составлении списков учитывалось, могут ли санкции повредить российским компаниям, поэтому там нет, например, предприятий авиапромышленности — «Антонов» и «Мотор сич». «Влияние на украинскую экономику будет незначительным», — согласен Марк МакНаме из Frontier Strategy Group в Лондоне. «Украина переориентировалась на Запад, а экспорт в Россию рухнул», — объясняет он. Если в 2011 году товарооборот между двумя странами превышал $50 млрд, то в 2016 году был уже $10,26 млрд. И лишь в 2017 году увеличился до $12,9 млрд. Сейчас торговля с Украиной обеспечивает около 2% российского товарооборота.

    Впрочем, некоторые компании могут почувствовать ощутимый эффект.

    • Попадание в санкционный список Вольногорского и Иршанского ГОКов (входят в Объединенную горно-химическую компанию), «Валки-Ильменита» и Междуреченского горно-обогатительного комбината (входят в Group DF Дмитрия Фирташа) могут повредить российской титановой отрасли, пишут «Ведомости». Предприятия поставляли концентрат, нужный для корпорации « ВСМПО-Ависма ».
    • Еще одна отрасль, которая может пострадать, — это производство колес для вагонов. Из-за окончательного ухода с рынка группы «Интерпайп» (находится под контролем EastOne Group Виктора Пинчука) может случиться катастрофа, предупреждает гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров, дефицит еще больше обострится, а цены могут вырасти почти в 2,5 раза по сравнению с 2017 годом. Сам Пинчук к потерям отнесся стоически. Бизнесмен сказал , что санкции наверняка создадут дискомфорт и принесут потери, однако они несравнимы с «потерями и жертвами, которые понесли люди, идущие на фронт».
    • У производителя подсолнечного масла Kernel в России есть доля в 50% в зерновом терминальном комплексе «Тамань».
    • Под персональными санкциями оказался и владелец девелоперской MosCityGroup Павел Фукс, у которого в Москве есть жилой комплекс Sky House.
    • У производителя лекарств «Фармак» есть офис в Москве. Доля компании в импорте лекарств с Украины — 52% (480 млн рублей). Впрочем, для России отказ от продукции этой компании ударом не будет, поскольку она поставляет в основном дженерики, которые просто заменить .
    • Санкции могут повлиять и на украинские торговые сети, работающие на территории Крыма, считают опрошенные агентством «Интерфакс-Украина» эксперты. Среди таких компаний они называют Fozzy Group (в Крыму она представлена сетью «Сильпо»), сеть торговых центров «Караван», торговую сеть «Там Там», сеть ТЦ «Амстор».
    • Могут пострадать и рядовые украинцы, которые держали свои дачи в Крыму в надежде, что они смогут продать их или что Крым будет возвращен Украине, считает Вадим Карасев, глава Института глобальных стратегий в Киеве.
    Читайте также:  Документы при приеме на работу

    На европейских фондовых площадках санкции не стали серьезным ударом для украинских компаний. Акции МХП снизились на 0,85%, такую же динамику продемонстрировали бумаги Kernel, а акции Ferrexpo и вовсе выросли более чем на 8%.

    Сможет ли украинский бизнес вывести активы из России?

    По словам старшего юриста BGP Litigation Дениса Дурашкина, российские санкции в отличие от американских не запрещают сделки, направленные на обход санкций, поэтому «по крайней мере до тех пор, пока нормативная база не будет уточнена, различные формы ухода от ограничений, в том числе с помощью цепочки посредников, не исключены». С этим согласен и адвокат юрфирмы «Ильяшев и партнеры» Иван Божко.

    Еще в четверг в Мариуполе арестовали продукцию Алчевского металлургического комбината (город Алчевск находится в неподконтрольной Киеву части Луганской области). Как объяснил генпрокурор Украины Юрий Луценко, это ответ Украины санкциям. И это явно не конец. Председатель Верховной рады Украины Андрей Парубий уже выступил за усиление Киевом санкций в отношении российского бизнеса на Украине. А вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроид призвала наложить арест на некоторые российские активы в стране. «У нас россияне владеют украинской критической инфраструктурой, например, Бабаков (российский бизнесмен Александр Бабаков. — The Bell), который владеет облгазами, и к нему не применены санкции. У нас есть другие российские физические и юридические лица, которые владеют или критической инфраструктурой, или важными объектами в банковской сфере. Это все должно быть под санкциями», — подчеркнула Сыроид. С похожими заявлениями выступили и некоторые другие депутаты. Еще одно возможное следствие санкций против Украины — усиление санкционного давления на Россию со стороны Запада.

    Россия ввела санкции против Украины: кто попал под удар

    Россия ввела ответные санкции против 322 граждан Украины и 68 компаний. Указ подписал премьер-министр страны Дмитрий Медведев (чтобы посмотреть полный список тех, кого коснулись ограничения, доскрольте до конца страницы).

    Как сообщается на сайте российского правительства, меры вступили в силу с 1 ноября 2018 года. Они предусматривают полную блокировку “безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и имущества на территории России и запрет на перечисление средств (вывод капитала) за пределы России”, — сказано в сообщении.

    Под ограничения попали — судьи Конституционного Суда, депутаты Верховной Рады VIII созыва, украинские предприниматели, чиновники Администрации президента Украины, руководители органов исполнительной власти и крупных компаний, юридические лица, контролируемые крупнейшими бизнесменами.

    В частности, под санкции попали: замглавы Нацполиции Вячеслав Аброськин, глава МВД Арсен Аваков, нардеп от БПП Игорь Артюшенко, председатель украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев, глава фракции “Народный фронт” Максим Бурбак, нардеп от БПП Алексей Гончаренко, глава Меджлиса Мустафа Джемилев, спикер Верховной Рады Андрей Парубий, лидер “Батьківщини” Юлия Тимошенко, лидер “Народного фронта” Арсений Яценюк, лидер УДА Дмитрий Ярош, глава партии УКРОП Геннадий Корбан.

    Кроме того, ограничительные меры ввели против сына украинского президента Алексея Порошенко.

    Также оказалось, что Россия ошибочно включила в список владельца галереи искусств Евгения Карася, приняв за его полного тезку – лидера националистической организации С14.

    Некоторые предприятия из санкционного списка:

    Группа компаний FOZZY Group

    Публичное акционерное общество “Азот”

    Публичное акционерное общество “Банк Кредит Днипро”

    Государственное предприятие “Восточный горно-обогатительный комбинат”

    Публичное акционерное общество “Днипроазот”

    Публичное акционерное общество “Запорожкокс”

    Частное акционерное общество “Укргаз-Энерго”.

    Тем не менее, в российском правительстве готовы пересмотреть решение как в сторону “послабления” санкций, так и их усугубления. “Все будет зависеть от дальнейшей стратегии действий руководства Украины”, – пояснило правительство РФ.

    Министерство финансов Украины сообщило, что украинское правительство в течение месяца подсчитает, как скажутся на экономике страны введенные Москвой санкции.

    Кроме того, на ситуацию уже отреагировали пользователи сети. Многих позабавил тот факт, что по своей сути новые санкции не несут никакой угрозы тем, против кого их ввели.

    Позже пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Кремль не включил в новый санкционный список украинского лидера Петра Порошенко, поскольку это было бы запредельным шагом.

    Первый заместитель председателя Верховной Рады Украины Ирина Геращенко заявила, хотя Порошенко не попал в санкционный список России, вся его команда там. Она почла за честь находиться в одном списке “с приличными (в большинстве своем) людьми”.

    Также появился официальный комментарий украинского лидера. Порошенко заявил, что такие меры Кремля не стали для него неожиданностью.

    OBOZREVATEL также опубликовал полный список нардепов, против которых ввели санкции.

    Полный санкционный список относительно физических лиц выглядит так:

    Запретим всё: Как развиваются взаимные санкции России и Украины

    За три дня до второго тура президентских выборов на Украине дикий северо-восточный сосед этой европейской страны, не особенно прицеливаясь, метнул увесистый камень в огород Незалежной

    Ударом на удар

    Россия полностью запретила экспортировать на Украину сырую нефть и ряд нефтепродуктов, в основном неглубокой переработки, а также уголь. Одновременно запрещён импорт украинских бумаги, картона, одежды, обуви, трубной продукции, эмалированной посуды – товаров, на продаже которых в Россию Украина в 2018 году заработала 250 миллионов долларов.

    Пакет этих мер начнёт действовать с 1 июня текущего года. В то же время предусмотрен механизм специальных разрешений, позволяющих обходить эти запреты. То есть запретили, но не совсем и не для всех. В то же время очевидно, что спецразрешения будут действовать главным образом для юго-восточных территорий Украины, которые на данный момент, будем откровенны, неплатёжеспособны.

    Читайте также:  Как открыть интернет-магазин Apple

    Всё это названо ответной мерой на санкции со стороны Украины.

    Действительно, месяц назад Украина дополнила свой санкционный список 294 юридическими и 848 физическими лицами, причём спектр оказался очень широким и не всегда понятным. Если, скажем, наличие там Константина Малофеева или «Стройгазмонтажа» хоть как-то понятно, то чем «провинился» голландский «Яндекс» или тем более отошедший от дел и живущий в Лондоне Дмитрий Ананьев, неясно. Может быть, в Киеве ещё не знают, что Ананьев больше не руководит также угодившим под санкции Промсвязьбанком.

    А потом санкции были дополнены экономически: кабмин Украины внёс изменения (вернее, дополнения) в «Перечень товаров, запрещённых к ввозу на таможенную территорию Украины, происходящих из Российской Федерации». Мы больше не можем продавать украинцам стеклянные ёмкости для пищевых продуктов и напитков, формалин и пружины для тележек грузовых вагонов. С каждым разом список запретов выглядит всё более экзотически.

    Объём торговли Украины с Россией

    Несмотря ни на что, Украина до последних дней относилась к важным торговым партнёрам России – в 2017-18 годах на неё пришлось 2,2% нашего товарооборота. В 2018 году бывшие союзники недотянули всего 0,02 млрд до отметки в 15 млрд долларов, причём 9,5 млрд из них – российский экспорт на Украину.

    Фото: papa1266 / Shutterstock.com

    Но санкционная война не прекращалась: так, в самом конце декабря Россия объявила об отказе от украинских мебели, обоев, тракторов, пшеницы, подсолнечного масла, консервированных овощей, пива и, конечно же, шоколада и кондитерских изделий – в общей сложности на 510 миллионов долларов в год. Это было ответом на продление аналогичных ограничений, подтверждённое тогда украинской стороной (запрет на ввоз из России молочной продукции, кофе, пива, водки, шампуня, хлористого калия, локомотивов), плюс введение новых санкций против компаний и отдельных лиц. Отрадно, конечно, что кто-то воспринимает знаменитый российский кофе как экономическую угрозу, но экономикой и защитой собственного рынка во всех этих запретах давно уже не пахнет.

    И вот – новые запреты, причём на сей раз предельно жёсткие. Ведь категории «Минеральные продукты» и «Продукция химической промышленности» являются основой торговли между двумя странами, их доля в общем товарообороте приближается к 50%. Фактически мы видим разрыв торговых отношений. Положительная динамика 2018 года, похоже, не входила в планы ни Москвы, ни Киева и явилась неприятным сюрпризом для обеих сторон.

    Проиграют все, но кто сильнее?

    Надо понимать, что любые ограничения торговли должны быть тщательно просчитаны. Запрещая экспорт того или иного продукта, мы лишаем множество предприятий рынка сбыта, для кого-то, может быть, главного или даже единственного. И надо понимать, будет ли это компенсировано положительным эффектом от ограничения импорта.

    Поясним на утрированном примере. Положим, из-за санкций против Андрея Малахова и Гогена Солнцева мы запретили продавать в некую страну зерно и покупать там вувузелы, причём зерна мы продавали на миллиард в год, а вувузел покупали на миллион. Понятно, что это называется «выпороть самих себя», поскольку наши фермеры не смогут продать часть урожая, а вот в коммерческие перспективы вувузельного импортозамещения верится слабо.

    Фото: diy13 / Shutterstock.com

    Насколько просчитаны ограничения на торговлю с Украиной? Думается, неплохо, по крайней мере в плане импорта. Всё, что мы отказываемся там покупать, производится в нашей стране, и небольшой рост спроса обувщикам или целлюлозных дел мастерам точно не помешает. Сложнее с экспортом.

    Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник полагает, что и здесь проблемы могут возникнуть только у Украины:

    У нас же не стратегическое направление, так что мы не можем здесь сильно потерять, тем более что остаётся опция специсключений. Плюс есть задел по времени: всё это вводится не с завтрашнего дня, так что логистику наши компании могут организовать без потерь. А вот для Украины это удорожание ресурсов. Все альтернативные схемы будут включать какие-то посреднические звенья либо просто покупку более дорогого товара. Я думаю, здесь можно говорить как минимум о 20 процентах дополнительных издержек по цене.

    Что до нефти, то проблем действительно ожидать не приходится. В 2018 году Россия экспортировала на Украину нефти почти на 2,5 млрд долларов, но это менее 1,5% всего нашего нефтяного экспорта нефти. Занятно, кстати, что больше всего нефти Киев закупал в Белоруссии, Россия на втором месте, а на третьем – Литва. Понятно, что во всех случаях речь идёт о сырье российского происхождения, то есть оно и дальше будет поступать на Украину, просто окольными путями. Либо же Украина вернётся к отношениям с Азербайджаном, который был основным поставщиком годом ранее (85% от всей купленной Киевом нефти в 2017 году).

    В 2018 году Россия экспортировала на Украину 12,4 млн т угля – это 6% от общего угольного экспорта. И вот здесь можно ожидать определённых проблем от запрета, потому что Евросоюз также сокращает потребление угля, а значит, надо переориентировать потоки на Китай, притом что транспортировка угля значительно дороже, чем нефти или газа. Для экономики России это не критично, но каким-то конкретным шахтам, возможно, придётся помочь за счёт бюджета.

    Фото: Makarov Ilya / Shutterstock.com

    Впрочем, есть и иной сценарий. Доцент кафедры политической теории МГИМО МИДа России Кирилл Коктыш считает, что до экономических последствий может вообще не дойти:

    Это сделано как задел для последующего торга уже с новой властью. Понятно, что эти вещи могут быть достаточно легко отменены. Таким образом и создаётся ресурс для торга. Конечно, потери для российских предприятий могут быть ощутимыми, ведь товарооборот с Украиной остаётся достаточно существенным. Но, скорее всего, до этого не дойдёт, потому что ограничения будут разменяны на каких-то переговорах.

    Есть такая мечта – что когда-нибудь экспорт сырой нефти и нефтепродуктов неглубокой переработки будет запрещён у нас не только на Украину в политических целях, но и в любую другую страну. Что весь доход от создания конечного продукта, вся его добавленная стоимость будет оставаться в России или в крайнем случае в Таможенном союзе. И то же самое будет относиться к нашим лесным ресурсам.

    И ещё, конечно, мечта, что православные славянские народы навсегда перестанут враждовать между собой.

    Оцените статью
    Добавить комментарий