Конец света: как украинская экономика и население переживут зиму 2014-2015 года

Переживет ли Украина 2015‑й год

В 1994 году Украина переживала свой первый глубокий политический и экономический кризис. Тогда появилось несколько серьезных статей о том, удастся ли стране выжить. Среди аргументов больше всего запомнился такой: за последние 200 лет образовались сотни национальных государств, и ни одно из них не прекратило своего существования. Исчезали империи, федеративные страны (такие как Чехословакия и Югославия), но не национальные государства. Украина, возможно, и своеобразная страна, но вряд ли настолько уникальная, чтобы исчезнуть с политической карты мира. Пишет Ярослав Грицак для ” Нового времени”.

Тогда этот аргумент казался железным. Сейчас — нет. Его относительность в свое время продемонстрировал британский философ Бертран Рассел, сформулировавший теорию об индейке: если ее кормить 999 дней подряд, она решит, что так будет продолжаться вечно, – но затем может наступить 1000?й, на который придется День благодарения, и поджаренная индейка окажется на праздничном столе.

Так вот: если в течение 200 лет 100 национальных государств не распались, это не означает, что на 201?й год не появится первая распавшаяся. Например, современная Украина.

“Переживет ли Украина 2015?й?” — вопрос, который я задаю себе с начала года. Раньше не хотел обсуждать его публично: в сложной ситуации говорить о кризисе — значит, в определенной степени провоцировать его усугубление. К тому же до сих пор стране везло: то зима оказалась мягкой, то Порошенко и Коломойский вместо того, чтобы пойти войной друг на друга, помирились, да и наступление российских войск то ли захлебнулось, то ли не началось.

Мукачевские события ставят этот вопрос по?новому. До сегодняшнего момента в стране был конфликт между политиками, партиями и регионами. Теперь — конфликт между законными и незаконными вооруженными отрядами. Не буду выяснять, кто из них хороший, а кто плохой. Речь о другом: государство потеряло монополию на законное насилие, открыв ящик Пандоры.

Похоже, как и в 1994 году, политический кризис накладывается на экономический. И дело даже не в ущербе, связанном с войной, потерей Крыма, происходящем в Донбассе и внешних долгах. Огромную дыру в госбюджете, по словам одного известного эксперта, и без этого нечем залатать. И дефолт мало что изменит. И образовалась эта дыра задолго до войны, еще во времена правительства Юлии Тимошенко. Каждое новое правительство лишь увеличивало ее. Таким же образом и монополию на применение силы украинское государство потеряло не сегодня. Прецедент создал Янукович, выпустив на политическую арену титушек. То, что произошло позже, включая насилие на Евромайдане, стало продолжением. И не факт, что в Мукачево все закончится.

В плюс Украине можно записать тот факт, что в нынешней ситуации она выстояла перед агрессией Путина и русской весной. Мой тезис: и украинское везение, и крах русской весны является частью одной истории — Украина демонстрирует удивительную живучесть.

Сложно понять причины этой живучести. Мне кажется, их две. Первая — высокий уровень теневой экономики, достигающий, по оценкам экспертов, 60–70?%. Почему? Потому что тень является своеобразной подушкой, не позволяющей стране впасть в экономический коллапс. Коррупция — часть этой тени. Она стала корсетом, заменяющим здоровый хребет, и если его снять, страна может упасть.

Вторая причина заключается в том, что гарантом целостности Украины является страх ее населения. Согласно исследованиям, одна из главных мотиваций украинцев, побуждающая их к действиям,— собственная безопасность. Люди готовы на все ради обеспечения безопасности для себя и близких, а потому избегают потенциально опасных сценариев. Например, как с русской весной: принять ее — означает пригласить войну к себе в дом.

Страх является самым сильным чувством. По своей природе он может сравняться разве что с любовью. Украина получает любовь активного меньшинства патриотов, отправляющихся в АТО, занимающихся волонтерством и так далее, и страх пассивного большинства обывателей, тех, кто боится потерять родину из чувства самосохранения.

Что в сухом остатке? Страна, имеющая, помимо государственных институтов, активное гражданское общество и высокий уровень патриотизма, скреплена теневой экономикой и страхом. Благодаря такому миксу можно выживать и в 2015-м году, и потом. Но ключевое слово — выживать, а не жить.

Для жизни нужны радикальные и быстрые изменения. И начинаются они лишь тогда, когда к власти приходит политический класс, который действительно, а не на словах, хочет жить по?новому. Это — не сказка и не утопия, а реальная история стран, которым удалось это сделать. Станет ли она украинской, я не знаю. Но желаю нам всем крепкого здоровья и долгих лет жизни. Потому что шанс на радикальные изменения мы снова, кажется, упустили, а нового придется ждать долго.

Не надоедаем! Только самое важное – подписывайся на наш Telegram-канал

Читайте все новости по теме “Политический блог” на OBOZREVATEL.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Профан Гончарук и примитивный Зеленский, или «Тайна» укрепления гривны

Содержание скандальной записи совещания у главы правительства Украины Алексея Гончарука, почти стоившей ему должности, достойно внимательного анализа, поскольку речь на нем шла о главном прошлогоднем тренде украинской экономики — укрепляющемся курсе гривны. Отыграв у доллара за год почти пять пунктов, гривна оказалась одной из самых растущих мировых валют, а украинская экономика на этом фоне подавала активные признаки роста. Но структура украинской экономики с ее зависимостью от мировых рынков сырья, хронически отрицательным балансом внешней торговли и необходимостью выплачивать огромные долги такова, что укрепление гривны быстро стало токсичным фактором для бюджета и в целом для экономики страны. После того, как оптимизм инвесторов, связанный с приходом к власти Владимира Зеленского, успокоится, курс гривны будет готов вернуться к своим более привычным значениям.

«Ну, и [Зеленский] начинает мне говорить: „Я приезжаю в обменник. Леша [обращение к Гончаруку], что же это такое?“… Ребята, это вопрос ожидаемый. Они говорят: „У нас нелегко“. Более того, на среду президент просит совещание по экономической политике. Объясните мне, если мы курс укрепляем — хорошо. Объясните мне, за счет чего… Ну, можете мне объяснить? Ответ на вопрос у него — говорит: все нормально. Лучшая комиссия в городе, как-то так. Сидят, работают. И, значит, у нас там есть понимание, что все хорошо… Смотрите, макроэкономическая ситуация — она благоприятная. А он говорит: „Леша, перестань ты мне морочить голову“. Можете мне нормально объяснить? У нас дыра в бюджете 50 миллиардов… А если дальше так будет? И как? Будет у нас 100 миллиардов дыра в бюджете, потому что гривна будет укрепляться», —

с этого сбивчивого высказывания Алексея Гончарука начинается скандальная запись.

Время действия — 16 декабря прошлого года. На этот момент за один доллар дают 23,5 гривны, хотя в январе курс был равен 28 гривнам за доллар, а к самому концу года гривна укрепится до уровня 23,25 пункта. Последний раз на таком уровне она находилась в декабре 2015 года — в середине затяжной девальвации, на старте которой, когда Нацбанк Украины (НБУ) ввел плавающий курс, он составлял 21 гривну за доллар.

Прошлогоднее поведение украинской валюты было совершенно нетипичным. В 2016—2018 годах гривна провела как на качелях: за этот трехлетний период она пережила пять циклов ослабления и укрепления в коридоре 24−28,3 гривны за доллар, однако последняя серия укрепления, стартовавшая с ноября 2018 года, слишком уж затянулась. В мае прошлого года, вскоре после президентских выборов, гривна начало было снова падать с отметки 26,4 за доллар, но уже через несколько дней опять стала укрепляться.

Раньше цикличность курса гривны на Украине увязывалась с динамикой внешней торговли: осенью и зимой гривна падала, потому что у экспортеров повышался спрос на валюту, а весной и летом укреплялась, потому что экспортеры получали валютную выручку. Однако после того, как зимой 2018−2019 годов логика цикла была нарушена, длительное укрепление гривны все больше объяснялось не экономическим, а политическим фактором — победой Владимира Зеленского на президентских выборах.

Читайте также:  Идея бизнеса: как открыть свой пункт выдачи заказов

Упомянул об этом факторе и Алексей Гончарук. Вслед за той фразой, которая и вызвала скандал — «У Зеленского есть очень примитивное, в этом смысле простое понимание экономических процессов», — глава кабмина Украины изложил свою версию укрепления гривны:

«Есть платежный баланс. Платежный баланс сильно не исправился, а гривна сильно укрепилась… Он [Зеленский] ищет ответ на этот вопрос. У него нет ответа на этот вопрос. Как бы ему внятно объяснить следующее… Смотрите, в начале года население перед выборами не верило в гривну, потому что это фактор нестабильности, все раскачивали… перед выборами. Поэтому гривна была слабее, чем должна была экономически быть. Я сейчас фантазирую… Потом, после выборов, все рассказывали о том, что гривна сейчас бахнет, будет за 50 и все остальное. Поэтому что гривна сделала? Она сначала вернулась в то состояние, в котором она должна была быть экономически, а потом она начала еще сильно, потому что тренд люди увидели: парламент сильный, молодой — ничего себе, нормально, гривна дальше укрепляется. Люди начали видеть, что страхи, которые были перед выборами, не подтверждаются, а наоборот. Новый сильный президент бла-бла-бла, уровень доверия беспрецедентный к власти, гривна продолжает укрепляться. У него [Зеленского] нет этого ответа. Надо показывать, и надо, чтобы эта история выглядела реалистично, честно».

Кроме того, премьер Украины упомянул еще один фактор укрепления гривны — удешевление ресурсов, используемых в ее экономике. Здесь Гончарук совершил саморазоблачение, признавшись в том, что является «полным профаном в экономике», но в то же время приоткрыл карты, дав понять, что в своей экономической политике украинские власти однозначно опираются на доктрину монетаризма.

«Есть две экономические теории — монетарная там и кейнсианская, — напомнил украинский премьер. — Ну, очень простые вещи. Первое [монетаризм]: ты идешь к удешевлению ресурсов, или [кейнсианство] ты идешь на то, чтобы печатать деньги и как бы там развивать экономику. Это так. Если ты идешь к удешевлению ресурсов, то твоя стратегия — чтобы инфляция снижалась, стоимость ресурсов снижалась, всё снижалось».

Алексей Гончарук был, конечно же, не первым, кто отметил, что укреплению гривны способствует удешевление ресурсов. Например, еще в минувшем августе вице-президент Союза промышленников и предпринимателей Украины Виктор Скаршевский отмечал, что импортный газ подешевел с начала года в два раза, что снизило спрос на валюту. Однако при этом эксперт упомянул еще один важный фактор укрепления гривны — стремительный приток валюты от спекулянтов-нерезидентов для покупки сверхдоходных государственных облигаций (ОВГЗ). С начала года по конец октября нерезиденты увеличили свои вложения в украинские ОВГЗ в 15 раз — иностранные компании купили их на 90 млрд гривен, или порядка $ 3,4 млрд.

Именно здесь, похоже, и находятся главные разногласия между Владимиром Зеленским и Алексеем Гончаруком. Снова дадим слово украинскому премьеру: «Пока у нас не будет у президента в голове ответа на вопрос [о причинах укрепления гривны], у него будет пустое место там, и к нему будет прилетать эта хрень на тему облигаций. А она попадает в голову только потому, что у него есть туман на эту тему».

Подобное определение темы украинских облигаций выглядит явным камнем в огород экономического советника Зеленского Олега Устенко, который за несколько дней до совещания у Гончарука весьма критически высказался о политике финансовых властей страны в интервью медиагруппе «Голос.ua»:

«Минфин продавал облигации внутреннего займа, не обсуждая, правильно это или нет. Это очевидно стимулировало приток валюты в страну. На рынок заходили спекулянты, которые были согласны на этом играть, вливая туда свою валюту. Также были некоторые просчеты в политике Нацбанка Украины. Они недостаточно покупали валюту, что дало возможность ей укрепиться».

Таким образом, суть скандальной записи заключается в том, что Алексей Гончарук предложил остальным участникам совещания — министру финансов Оксане Маркаровой, главе НБУ Якову Смолию и его заместителю Екатерине Рожковой — формировать у Владимира Зеленского определенную картину ситуации в национальных финансах, основанную на подчеркивании одних факторов и сознательном замалчивании других.

По состоянию на тот момент, когда была сделана нашумевшая запись, такой подход выглядел небезосновательно — 2019 год оказался для многострадальной экономики Украины вполне удачным. По данным, представленным 9 января Государственной службой статистики, годовая инфляция составила 4,1% – существенно ниже прогноза (5%), при этом благодаря снижению цены на газ на 11,2% произошло снижение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. По предварительной оценке НБУ и Министерства экономики Украины, рост ВВП страны в прошлом году был равен 3,5%.

«Еще недавно мы были чуть лучше Венесуэлы, на уровне Аргентины, и намного хуже Турции. Посмотрите, к чему в этих странах привела непоследовательная монетарная и фискальная политики, и сравните с ситуацией в Украине, где работа НБУ и Минфина, да и большинства правительства заслуживает как минимум уважения. Можно ли почивать на лаврах? Конечно, нет. Если мы хотя бы 5−6 лет (а лучше 10) будем усердно работать в одном и том же направлении, то все у нас получится», — заявил недавно украинскому порталу НВ заместитель исполнительного директора МВФ от Украины, бывший зампред НБУ Владислав Рашкован.

Но если взглянуть на ряд других прошлогодних индикаторов украинской экономики, то общая картина выглядит не столь оптимистично.

Прежде всего, 2019-й стал третьим подряд годом падения производства украинской промышленности. Последний раз она показывала рост (на 3,1%) в 2016 году, слегка оттолкнувшись от дна после резкого провала 2014−2015 годов. Но уже в 2017 году украинское промпроизводство сократилось на 2,9%, в 2018 году — еще на 5,7%, а по итогам 2019 года падение предварительно оценивается в 0,6%, хотя динамика промышленного спада в ноябре — минус 5% в годовом измерении — оказалась худшей с 2014 года. Особенно пострадала главная живая отрасль украинской индустрии — металлургия.

Комментируя эту ситуацию, министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тимофей Милованов на своей странице в Facebook отметил среди причин спада такие факторы, как проблемы с ценами на внешних рынках, повышение расходов предприятий из-за увеличения тарифов, особенно на железных дорогах, а также ревальвации гривны.

«Что с этим делать? — задался вопросом Милованов. — Ревальвация гривны может продолжаться из-за улучшения макроэкономической ситуации в Украине. Тарифы тоже будут продолжать расти. Но проблемы инфраструктуры, особенно с „Укрзализныцей“, можно и нужно решать. В то же время рынок машиностроения жалуется на качество товаров металлургии. Поэтому здесь тоже возможна модернизация и развитие».

Уверенный рост в 2019 году показали украинское сельское хозяйство и портовая отрасль. Аграрии в прошлом году обновили рекорд урожая, собрав 74,3 млн тонн зерна, а также заметно нарастили экспортную выручку — за девять месяцев 2019 года общая стоимость аграрного экспорта страны увеличилась на 21,5% к аналогичному периоду предшествующего года, до $ 15,8 млрд. Рекорд установили и портовики, увеличившие перевалку грузов на 18,3% и впервые преодолевшие отметку 160 млн тонн в год.

Но эти успехи так и не привели к решению одной из главных хронических проблем украинской экономики — дефициту внешнеторгового баланса. Более того, из-за укрепления гривны, способствующего росту импорта, этот дефицит только рос. За 11 месяцев прошлого года Украина экспортировала товаров примерно на $ 46 млрд долларов, а импортировала — на $ 55,3 млрд, то есть отрицательное сальдо внешней торговли составило $ 9,3 млрд, что почти на 6% больше, чем за тот же период годом ранее. Примечательна и структура внешней торговли по странам. Первое место и в экспорте, и в импорте Украины занимает Китай, однако украинский экспорт в эту страну не составляет даже половины объема импорта из КНР (за 11 месяцев соответственно $ 3,3 млрд и $ 8,4 млрд). На втором же месте по объемам импорта и на третьем по объемам экспорта находится Россия.

Читайте также:  Бизнес идеи в сфере отдыха и развлечений

Постоянную нехватку валюты Украина компенсирует типичным для стран мировой периферии способом — переводами граждан страны из-за границы. В этом сегменте 2019 год тоже принес рекорды — точнее, антирекорды, демонстрирующие, что исход населения Украины по-прежнему носит массовый характер. Если в 2018 году трудовые мигранты перевели на родину более $ 11 млрд, то по итогам 2019 года власти ожидали, что переводы заробитчан достигнут $ 12 млрд, что также, разумеется, оказывало влияние на укрепление курса гривны.

Таким образом, выскочив из серии циклических ослаблений и укреплений, гривна всего за год подобралась к той отметке, когда ее дальнейшее усиление к доллару чревато для украинской экономики и бюджета малоприятными последствиями, о чем, собственно, Алексей Гончарук и упомянул в начале своего выступления, попавшего под несанкционированную запись. Объясняя причины того, почему ряд плановых показателей по доходам бюджета в прошлом году не был выполнен, украинский Минфин отметил вклад укрепления гривны в снижение поступлений НДС, акцизов и т. д. В целом бюджет Украины в 2019 году был выполнен с дефицитом в 72,4 млрд гривен ($ 3,05 млрд), или 1,8% от ВВП — «дыра» оказалась еще больше, чем 50 млрд гривен, которые, судя по нашумевшей записи, упомянул Владимир Зеленский в разговоре с Алексеем Гончаруком. Закрывать ее пришлось за счет очередных заимствований в объеме 405 млрд гривен (более $ 17 млрд), поскольку поступления от приватизации составили лишь 3,1% от плана — 500 млн гривен (примерно $ 21 млн).

На 2020 год украинский бюджет был сверстан с небольшим профицитом, при этом доходы планируется заметно пополнить за счет анонсированной «большой приватизации». Снижен до относительно комфортного уровня в 45% и долг страны, хотя объем выплат по нему остается очень значительным. В 2019 году на обслуживание и погашение государственного долга было направлено 119,2 млрд и 345,2 млрд гривен соответственно, а на 2020 год на эти цели планируется направить 424 млрд гривен (более $ 17,3 млрд), или около трети бюджета.

Конец прошлого года и первые дни 2020 года демонстрируют признаки того, что затянувшийся тренд на укрепление гривны все же разворачивается вспять. Начиная с 28 декабря курс украинской валюты потерял уже больше одного пункта к доллару — сейчас за доллар дают порядка 24,4 гривны, хотя три недели назад курс был на уровне 23,2 гривны. Как показал опрос руководителей украинских компаний, проведенный НБУ в конце прошлого года, большинство представителей бизнеса ожидают, что в течение ближайших 12 месяцев курс доллара будет равен порядка 27,4 гривны, то есть вернется почти к тому уровню, на котором находился на старте последней президентской кампании.

Если ситуация действительно будет развиваться по такому сценарию, то политический эффект от избрания Владимира Зеленского для гривны будет быстро исчерпан, а риски от внезапного ухода с рынка облигаций иностранных инвесторов никуда не денутся. Не застрахована экономика Украины и от падения цен на ту ее продукцию, которая востребована на мировом рынке. В этом случае Алексею Гончаруку, видимо, придется придумывать для своего шефа новую теорию, на сей раз объясняющую, почему гривна опять падает. Хотя секрет ее недавнего поведения кроется в структуре экономики страны.

«Уходящий 2019 год запомнится стремительным укреплением национальной валюты, замедлением инфляции, а также многомиллиардным притоком спекулятивного капитала от нерезидентов на рынок ОВГЗ и, к сожалению, падением промышленного производства, — констатировал недавно Виктор Скаршевский. — Украинская экономика превращается в аграрную сырьевую монополизированную экономику и в конечном счете примитивизируется и консервирует свою отсталую деиндустриализированную структуру, присущую бедным и отсталым экономикам. Экономическая ситуация в Украине последние десятилетия практически полностью зависит от внешнеэкономической конъюнктуры на основные экспортные позиции — металл, руда и зерно. Растут мировые цены на эти товары, растет украинская экономика. И наоборот».

Конец света: как украинская экономика и население переживут зиму 2014-2015 года

Грядущая зима на Украине грозит стать долгой и темной, а экономика может рухнуть в пучину затяжного кризиса

Несмотря на потоки пропаганды с обеих сторон украинского конфликта, уже сейчас можно говорить о некоторых политических и экономических итогах неудачной, для Киева, военной компании на востоке страны. Неудачной в то смысле, что даже если армии удастся остановить контрнаступление сепаратистов-ополченцев (кому как удобнее), центр потеряет контроль над всей территорией Донецкой и Луганской областей, не исключены и попытки проникновения «террористов» и в центральные и южные области Украины. Кроме потенциально сильнейшего политического кризиса, эта ситуация будет способствовать и дальнейшему энергетическому и экономическому краху. А все дело не только в разрекламированных потенциальных залежах сланцевого газа, но и в главном богатстве Украины — Донбасском угольном бассейне. Маленьким «штришком» станет почти полная потеря выхода к Азовскому морю. Но все же главная опасность для Киева — именно в энергетике. Причем, она никуда не исчезнет даже при победе над ополченцам к зиме (учтем и этот фантастический сценарий). Ведь сегодня, по подсчетам различных экспертов, повреждены от 30 до 70 шахт. И работу на них возобновить в течение короткого срока (1-2 недель), получится далеко не всегда.

Сегодня энергетическом балансе Украины уголь занимает весьма существенное место – его доля 32%. Порядка 45% котельных работают именно на угле либо могут быть переведены на этом вид топлива в короткий срок. Значительная часть и электростанций подпитывается этим топливом. А более 80% добычи угля приходится именно на Донбасс. Причем, в условиях фактического отказа от российского газа (доля «голубого топлива» в энергобалансе страны – 44%), составляющего 60% импорта, это может стать соломинкой, которая переломит «верблюда» энергетической системы Украины. И если Донбасс себя худо-бедно обогреть сможет, особенно если местные руководители успеют восстановить основные коммуникации, то в остальных регионах страны может наступить настоящий «конец света».

Уже сейчас, в целях экономии, практически во всех городах «Незалежной» отключена горячая вода вплоть до наступления отопительного сезона, причем не по графику (15 октября), а пока дневная температура на опустится до 10 градусов Цельсия. Причем экономия не обошла даже Киев. Вполне серьезно обсуждается частичное газа отключение в целях экономии для райцентров и деревень, перевод ряда котельных на мазут и даже закупка для больниц и других учреждений печей с дровяным отоплением. Правда с нефтепродуктами, дизелем и бензином ситуация уже сейчас, а цены на дрова, впервые за долгое время, начали свой рост.

В данный момент правительство Украины активно ищет пути выхода. И не находит. Более дорогой реверсный газ, который, в лучшем случае, обеспечит до трети потребностей, еще нужно оплачивать. Как признают в украинском Минэнергоугля, обеспечить станции углем собственной добычи из-за военных действий на востоке страны невозможно. По информации министерства, на сегодняшний день украинские ТЭС испытывают острый дефицит угля марки «А», который используется практически на 50% станций страны. В ведомстве отмечают, что запасов угля при оптимистической оценке хватит на 50 дней, при пессимистической – на 11 дней. Хотя импорт намного более дорогого угля для ТЭС и может осуществляться из Австралии, Новой Зеландии и США. Однако нет необходимой инфраструктуры для массовых поставок, поэтому и здесь будет ощущаться явный недобор топлива. Поэтому такие ТЭС, как Криворожская и Зуевская, могут быть остановлены уже в начале зимы.

Между тем, европейские климатологи, в противовес своим оптимистично настроенным украинским коллегам, ожидают очень холодной зимы. От которой не спасут и тепловые котлы и электрообогреватели. Кроме того, что электросети не рассчитаны на подобное напряжение, что может привести к авариям, так еще возможны и управляемые блекауты, когда электричество будет включаться всего на несколько часов в день. Нечто подобное было в попавшей в кольцо блокады Армении, в 1992-1994 годах.

А так как газа даже в экономном режиме хватит, в лучше случае, до конца отопительного сезона, скорее всего до минимальных показателей будет снижена и температура воды в отопительной системе. Таким образом, в квартирах простых горожан температура вряд ли превысит 16-18 градусов тепла.

Читайте также:  Идея бизнеса: Как открыть отдел печатных услуг

Также, похоже будут удлинятся и летние и зимние каникулы в школах. Так, в школах Львова уже решено объявить продленные зимние каникулы с 6 декабря по 2 февраля из-за грядущих проблем с обогревом

Между тем будет расти тарифы на коммуналку: в целом расценки на горячую воду вырастут на 50%, отопление подорожает в 2, 8 раза.

Очевидно, для экономии электроэнергии, зимой будут прекращать работу многие промышленные предприятия, городской электротранспорт. Впрочем, уже сегодня, многие заводы на Украине частично или полностью приостановили свою деятельность, в частности, крупнейшее автопредприятие страны — ЗАЗ. Отключений, разве что, могут не опасаться разве что, заводы крупнейших украинских олигархов, близких к власти.

Власти на местах уже занялись подготовкой к холодам — готовятся «буржуйки», закупается, по возможности, уголь и дрова. Утепляются и «уплотняются» помещения. По этой же схеме готовят свои дачи и дома и жители деревень и городов. Впрочем, многих зимой кроме вышеописанных неприятностей, ждет и безработица.

Ведь экономическая ситуация в целом, также далека от хороших показателей. Так, британские финансовые эксперты заявляют о падении ВВП в 8-9%, а также о том, что рычаги от дефолта Украины находятся в руках у России, выкупившей существенные объёмы украинских долговых обязательств. Так, на страницах американской Financial Times высказана мысль, что как только госдолг Украины дорастёт до отметки 60% от ВВП, Россия вправе потребовать немедленного погашения облигаций. Потребует ли этого Россия на деле, пока остается вопросом.

Впрочем, у правительства Украины пока есть шансы избежать дефолта и «замораживания» целой страны — сесть за стол переговоров с ополченцами (сепаратистами по версии украинских СМИ) и признать, как минимум, широкие автономии ДР и ЛНР договориться о кредитах с МВФ за российский газ и замириться с соседями. Будет ли делать это правительство Порошенко — вот в чем вопрос.

Переживёт ли Украина зиму 2014-2015?

Бывали и похлеще зимы, и люди переживали в 90-х без зарплат и пенсий. А сейчас у людей появились запасы, все при машинах и системах отопления. Для неимущих введены субсидии. Так что переживет. И без проблем.

На Украине мягкий климат, 50-градусных морозов здесь не бывает, так что отчего бы не пережить? Украинская зима – это то, что у нас в Сибири весна. Опять же, “кто не скачет – тот москаль”, а постоянное движение, как известно, помогает согреться.

А почему нет? Надеюсь, на российском газе свет клином не сошелся, тем более, что в перспективе можно переходить на альтернативные источники энергии. Больше переживаю за Крым – полуостров дефицитов( Так что, не думайте, что Украина заплачет!

А куда ей деваться?

Возможно и восстановится, если Киев и дальше не продолжит ухудшать ситуацию.

А так, в рос. СМИ “вангуют” что для Порошенко ничего не остается как продолжить войну, ибо только при войне жители оставшейся Украины сплоченны и солидарны, а без войны его положение у власти крайне шаткое.

Его власть без войны не возможна, а война убивает Украину/украинцев, которые и являются основой его власти.

Такой вот тупик.

Однозначто ПРЕЖИВЕТ и к весне ее бюджет будет увеличиваться т.к. к власти придут соответствующие люди.

Уже надоело каждый день в мерзопакостных ток- шоу слышать подобное “Украина вот- вот развалится”, “Эту зиму Украина уже точно не переживёт- перемёрзнут украинцы” и прочую лабуду. Я часто общаюсь из Москвы со своей родной Тётей, которая живёт в Николаеве и к моей великой радости Украина живёт своей жизнью и ничего экстраординарного там не происходит. Так что переживёт Украина и нынешний, уже 2019 год, вот сейчас ожидается второй тур выборов в Президенты Украины. Всё с Украиной есть и будет нормально или даже очень хорошо! Уже в ближайшие годы россияне будут завидовать Украине и её жителям.

Зима 2014-2015

На тему истерик в комментариях конкретизирую свою позицию по происходящему.

Можете рассматривать это как мое личный взгляд на перспективы развития процессов в связи с войной на Украине.
Поэтому чтобы избежать дальнейших вопросов на тему “как я это вижу”, выкладываю свое субъективное видение ближайших перспектив (исходя из доступной мне открытой и закрытой информации) в том случае, если не начнется полноценная горячая война, вероятность чего далеко не нулевая. На тему вероятности войны и всего ей сопутствующего, отдельный разговор.

1. Крым никто и никуда не отдаст. При текущем политическом режиме в России, это закрытая тема.
2. Донбасс в состав Украины уже не вернется, несмотря на все “переговорные процессы”. Никаких федераций, конфедераций и прочих “единых пророссийских украин” не будет. Донецк и Луганск это уже отрезанный ломоть.
3. Военного поражения ДНР и ЛНР Россия не допустит, работа “военторга” будет продолжаться, в том числе и в сторону количественного и качественного улучшения этой работы. Работа “западного военторга” так же будет усиливаться.
4. В самих республиках с горем пополам будет идти строительство будущих непризнанных государств. Возможно образование надгосударственных надстроек федеративного или конфедеративного толка на базе двух народных республик.
5. К концу января – началу февраля вооруженные отряды в Новороссии окончательно станут армией и “дикие ополченцы” постепенно исчезнут. Уровень оснащенности местной армии будет повышаться, ее численность будет стремится к 40-45 тыс.
6. Конфликт с США будет продолжаться и затрагивать самые различные сферы взаимоотношений Запада с РФ. Компромисса с США Россия достичь не сможет, хотя бы в свете пункта №1. Новые санкции против РФ будут так же введены.
7. Экономика Украины с горем пополам переживет зиму (за счет ограбления населения и иностранной помощи). Ухудшение социально-экономической обстановки будет значительным, но полного краха тут полагаю как и осенью, не случится.
8. Экономика России уже официально войдет в состояние рецессии (технически это уже произошло), но экономического краха я не ожидаю, будет медленное ухудшение показателей и социально-экономической обстановки.
9. Экономика ДНР и ЛНР постепенно будет подсажена на иглу российских дотаций + для нее попробуют организовать источник дохода в виде продажи угля хунте (официально). Финансовая система тут будет по прежнему дырявой.
10. Гуманитарная ситуация будет оставаться посткатастрофической – голода в прямом смысле конечно не будет, но задержки по выплатам, нехватка некоторых лекарств, товаров и продуктов, будут носить системный характер.
11. На территории Юго-Восточной Украины продолжится вялотекущая партизанская война с эпизодически взрывами и иной подпольной работой. Карательный аппарат хунты так же будет усиливаться, как и сами репрессии.
12. Силы хунты на Донбассе будут увеличиваться в плане повышения численности (но желаемых цифр в 90-100 тыс. штыков получить не смогут, реально будет 70-75 тыс.) и довооружения за счет иностранной техники и запасов с баз хранения.
13. Майдана 3.0 в Киеве можно в ближайшие месяцы не ожидать, так как у США все в Киеве под контролем и спешные перемены через улицу пока не нужны. У России пока нет возможности использовать подобный инструментарий.
14. Поток добровольцев из России и других стран, останется примерно на том же уровне, гуманитарные негосударственные потоки несколько просядут. В феврале уже можно будет готовить закупки формы и амуниции на весну-лето 2015 года.

В общем и целом, конфликт не будет разрешен и в том или ином виде будет продолжен весной. Плюс не стоит забывать, про возможность возобновления широкомасштабных боевых действий, либо после какой-то провокации, либо под давлением США на хунту. В феврале, я вернусь к этому посту и посмотрю, насколько мое субъективное видение в процентном отношении соотносится с объективной реальностью. В ряде пунктов, был бы рад ошибиться.
К годовщине вхождения Крыма в состав России постараюсь еще выкатить книгу “За кулисами Русской весны”, где расскажу о различных незнакомых широкой общественности моментах Крымской Весны и войны на Донбассе, которые к весне уже можно будет обнародовать.

Оцените статью
Добавить комментарий