Крымские миллиарды: что ждет экономику полуострова в российских реалиях

Зачем Крым срочно потребовал 200 миллиардов рублей

Огромные деньги, выделенные на развитие регионов, рискуют осесть в чьих-то карманах

Власти Крыма и Севастополя попросили увеличить на 200 миллиардов рублей финансирование по федеральной программе развития (ФЦП) регионов до 2022 года. Об этом в четверг, 20 декабря, сообщил замминистра экономического развития России Сергей Назаров, которого цитирует «Интерфакс».

«Есть ряд объектов, которые будут дополнительно включены в программу. В каком объеме они будут включены, пока, наверное, сказать не могу, но суммарно то, что заявляют субъекты — около 200 млрд рублей дополнительно по ряду объектов, которые будут предложены. Понятно, что это будет оценено, исходя из финансовых возможностей, целесообразности и необходимости на данном этапе дополнительных объектов», — рассказал Назаров журналистам в Симферополе.

«Сегодня программа под 900 млрд рублей — там 870 млрд рублей, свыше 800 объектов сегодня», — отметил замминистра.

«Дополнительные мероприятия планируются. Мы оценим, в каком объеме они будут приняты, пока не готов сказать. Очевидно, что мы добавим», — заявил Назаров.

Напомним, ФЦП по развитию Крыма была принята в 2014 году. За эти годы в нее вносились многочисленные поправки, расходы увеличивались, а сама программа — продлевалась. На сегодняшний день срок ее действия указан — до 2022 года. Объем ее финансирования сегодня составляет примерно 877,8 миллиарда рублей.

Ранее Государственный совет республики во втором, окончательном, чтении утвердил бюджет региона на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов. Бюджет планируется бездефицитный: доходы и расходы составят по 192,79 млрд рублей. При этом в структуре доходов на предстоящий год более 149,7 млрд рублей составят дотации, субсидии и межбюджетные трансферты, около 43,07 млрд рублей — налоговые и неналоговые доходы.

200 миллиардов — много это или мало? На фоне общей суммы ФЦП — вроде немного. Между тем, хотелось бы напомнить, что в октябре правительство приняло решение выделить восемь с половиной миллиардов рублей в рамках государственной программы развития Дальнего Востока. Сообщалось, что средства должны пойти на реализацию инвест-проектов, имеющих ключевое значение для социально-экономической ситуации в регионе. Кроме того, как сообщил премьер-министр Дмитрий Медведев, финансирование всех регионов в скором времени должно стать более гибким и эффективны, для чего готовятся поправки в бюджетный кодекс.

«Регионы смогут более оперативно перераспределять деньги из бюджета. Раньше, если по каким-то причинам регион не успевал в полном объеме использовать федеральные субсидии, которые ему выдавались на софинансирование капвложений в объекты региональной, там, или муниципальной собственности, то приходилось эти деньги обратно возвращать в бюджет и получить их можно было только пройдя длительные процедуры. Теперь это будет делать проще», — отметил тогда Медведев.

Интересно, как в этом свете воспринимать просьбу Крыма? Понятно, что Крым после присоединения к России необходимо было «дотягивать «до уровня российских регионов. Но прошло уже более четырех лет, неужели «наследие» Украины до сих пор не преодолено?

Или кому-то явно не дают лавры главы Чечни Рамзана Кадырова, который недавно попросил увеличить финансирование своего региона, чем вызвал бурную дискуссию в экспертном сообществе, многие представители которого сочли такую меру абсолютно излишней.

Рамзан Кадыров подаёт всем много хороших примеров, но в данном случае, речь идёт о просьбе о софинансировании ряда проектов в Крыму, не о дотациях, а о просчитанных запросах, связанных с развитием инфраструктуры, — считает руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог Игорь Рябов.

— Особенность этих запросов в том, что если первоначальный проект ФЦП в 2014−15 годах рисовался во многом по наитию и общим задачам и в ряде случаев нёс в себе некоторую нецелесообразность, то теперь проекты развития понятны.

«СП»: — ФЦП по развитию Крыма составляет 877,8 миллиарда рублей. Этого мало? Дополнительные 200 миллиардов что-то изменят? Это вообще много или мало?

— Если мы вспомним, что львиная доля трат рогов на проекты аэропорта, Крымского моста, трассы «Таврида» и смежной инфраструктуры, то есть проектов, без которых Крым вообще не мог планировать своё развитие, то увеличение на 200 млрд, это нормальный объём. Вопрос в том, на какой срок эти проекты растянутся. При этом, могу заметить, что из озвученных 200 млрд рублей Крым просит только 65 млрд. Это данные куратора ФЦП от Крыма заместителя председателя Совета министров Республики Крым Евгения Кабанова. Остальное это расчёты федерального центра с учётом интересов Севастополя, видимо. Ещё раз повторю, значительные ресурсы на развитие Крым закладывает из собственного бюджета.

«СП»: — Есть ряд объектов, которые будут дополнительно включены в программу. В каком объеме они будут включены, пока, наверное, сказать не могу”, — сказал Назаров. О каких объектах может идти речь?

— Крым просит софинансирования по ремонту автодорожной сети, на строительство объектов медицины и прочие объекты социального значения. Сам Крым может с ними справиться, но просто потратит на ожидание средств из доходной базы много лет. А дороги, например, для развития туризма и сельскохозяйственной сферы, нужны весьма срочно.

«СП»: — Будут ли эти деньги выделены?

— Думаю, будет принято положительное решение, вопрос лишь в графике выделяемых средств.

«СП»: Насколько, по-вашему, сегодня можно говорить о приоритете развития Крыма, в сравнении с другими регионами? В 2014-м было понятно, но сегодня? Крым еще неокончательно пришел в себя после Украины?

— Главная причина финансовых запросов Крыма — отставание от остальных регионов России, разрыв, который случился в украинский период. Это объективная данность, усугубляемая условиями санкций. Крупный бизнес не спешит идти со своими инвестициями, а это кардинальный фактор и отличие от других регионов. Впрочем, это не значит, что Крым не должен стоять с протянутой рукой — он и не стоит, доходная база бюджета все время растёт. Другой вопрос, что есть и внутренние ограничения: ряд крымских инициатив ограничивает российское законодательство и бюджетное правило, политика Минфина в том числе. Нужны революционере экономические инициативы для Крыма.

По мнению члена Бюро президиума партии «Родина», директора Института свободы Федора Бирюкова, Крым и Севастополь — стратегические регионы, для которых, разумеется, необходима федеральная финансовая поддержка.

— В первую очередь она требуется для развития инфраструктуры полуострова, которой все два с лишним десятилетия «украинского ига» практически не занимались. При этом Крым обладает мощным туристическим потенциалом, который в дальнейшем позволит региону выйти из дотационного списка, но сперва необходимо создать современную туристическую инфраструктуру. Что само по себе — очень масштабная и непростая задача. Для этого, разумеется, мало лишь выделить средства. Надо тщательно отслеживать их целевой расход, предотвратить возникновение коррупционных схем. Требуется и кадровая политика высшего уровня, избавление от тормозящих развитие и печально известных «украинских традиций» в управленческой сфере.

Читайте также:  Идея бизнеса: производство еврозаборов как бизнес

Процессу мешает и странное административное устройство региона. Зачем сохранять отдельный федеральный статус Севастополя? Логичнее и удобнее было бы объединить всю крымскую территорию под единым началом, в рамках одного субъекта федерации. Если это стратегически необходимо, можно придать Севастополю статус ЗАТО, как это часто имеет место быть в отношении территорий, связанных с военной или оборонно-промышленной сферами. Но в любом случае в рамках одного субъекта у властей будет гораздо больше возможностей отслеживать финансовые расходы и препятствовать разворовыванию бюджетных средств.

— 200 миллиардов для Крыма это, конечно, много, — уверен главный редактор ФОРУМа. мск Анатолий Баранов.

— Но если воровать сильно, а работать слабо, то можно и в 10 раз больше распихать по карманам. Именно так и обстоят дела сегодня в Крыму. Спросите, например, где очистные сооружения? А нет их, потому что выделенные на них деньги пропали в лопнувшем банке. Там же постоянно кто-то под следствием, под судом. Денег выделяется много, но эпохальных свершений не видно. При этом постоянно проблема с освоением выделяемых средств. При губернаторе Меняйло даже возвращали деньги в казначейство, не могли целевым образом потратить. При Овсянникове вроде бы научились осваивать, но качество этого освоения оставляет желать…

«СП»: — Будут ли, по-вашему, выделены запрашиваемые средства?

— Что-то мне подсказывает, что в федеральном бюджете просто нет таких лишних денег. И что они хотят построить? Метро из Севастополя в Симферополь? Высокоскоростную магистраль в Ростов? Туннель в Турцию? Нельзя же просто так сказать: дайте нам денег из бюджета, мы их на что-нибудь тут потратим…

«СП»: — До этого 8 миллиардов выделили Дальнему Востоку. Насколько оправданы такие траты? Почему регионы не могут зарабатывать самостоятельно?

— Регионы не могут зарабатывать больше, чем сейчас, исключительно на своих ресурсах. Это закон экономики, любой, капиталистический или социалистической — если хочешь получить прибыль, сначала инвестируй. Грубо говоря, построй завод, а потом уже извлекай из него доходы. Другое дело, что часто деньги-то вкладываются, а отдачи нет. Это плохо. Плохо, когда государственные деньги тратятся неизвестно на что.

«СП»: — Насколько выделение таких сумм отдельным регионам «обижает» другие регионы? Недавно все критиковали Кадырова за его запросы…

— Если деньги выделяются, чтобы растащили по карманам и поделились с центром, то, конечно, другие обижаются — у нас тоже карманы имеются, и откатывать согласны. А если речь о реальных инвестициях, то ведь это труд, и немаленький. Не каждый согласится взваливать на себя дополнительную ответственность и хлопоты. Кадыров, при всем к нему сложном отношении, за расходы отчитывается, на что тратятся деньги, видно. Но эти деньги не «отбиваются», прибыль от их вложения не возникает — пока это проходило под маркой восстановления после войны. Но в Крыму войны не было, хотя двадцать лет независимой Украины и можно сравнить с оккупацией. Что-то нужно вкладывать в инфраструктуру, транспорт, образование и культуру. Но основные вложения должны идти в возобновляемые ресурсы. И этого пока не видно. Севмашзавод по-прежнему стоит в руинах. Электроэнергии не хватает, особенно в Республике Крым, воды не хватает тем более. Транспортный вопрос по-прежнему один из самых острых. У населения растет недовольство российской внутренней, экономической и социальной политикой. И это целиком заслуга местных властей.

Крымские миллиарды: что ждет экономику полуострова в российских реалиях

В развитие Крыма из бюджетав ыделят почти 60 миллиардов рублей, еще не меньше 80 миллиардов вложат в этом году частые инвесторы

При это общий объем федеральных вливаний в экономику полуострова может составить более 100 миллиардов рублей. Основные статьи расходов – приведение зарплат бюджетников и пенсий в соответствии с российскими стандартами. Немалые затраты ожидаются и на развитие инфраструктуры (идет отдельной статей расходов). Это и строительство автомобильно-железнодорожного моста стоимостью в 80-90 миллиардов рублей, который соединит Крым с “большой землей”. Кроме того, только в этом году на ремонт дорог потратят более 7 миллиардов рублей. Почти миллиард рублей потратят и на субсидирование детского отдыха. Однако, пока правительства смотрят в будущее с оптимизмом, местный бизнес вполне обоснованно опасается за свою судьбу.

Туризм. Первую подлянку может подбросить сфера, приносящая более 200 миллиардов рублей доходов в местный бюджет. В прошлом году Крым посетило около 6 миллионов туристов, причем 65% были украинцами, а лишь чуть более 26% — гражданами России (остальные это в основном граждане Белоруссии и СНГ). Но в связи с современной ситуацией, ожидается значительное снижение турпотока из самостийной. Впрочем, местные власти рассчитывают на роль субсидий – на авиабилеты, отдых детей и бюджетников, которые позволят привлечь примерно то же количество туристов, разве что, теперь доли россиян и украинцев поменяются местами. Но местные предприниматели менее позитивно настроены и прогнозируют падение прибыли на 30-40% в среднем. И лиш на следующий сезон ожидают прироста прибылей. Впрочем, до конца года местные коммерсанты получают налоговые льготы, что призвано нивелировать возможный негативный эффект.

Инвестиции. Точнее их отсутствие со стороны иностранных компаний. Конечно, они и ранее были не значительными (на страны дальнего зарубежья приходилось не более 10-12% общего объема частных инвестиций в экономику полуострова), а основными инвесторами были и останутся россияне. Но и этот небольшой ручеек может истощиться. Впрочем. это местных коммерсантов пугает не так сильно, как следующий фактор.

Закрытие банков и офисов крупных компаний. Не секрет, что в связи с санкциями и сходными причинами, в Крыму прекращают работу практически все банки кроме местных и нескольких российских. Росту конкуренции и, соответственно, дешевым кредитам, это способствовать не будет точно. А многие крупные компании и вовсе будут закрывать свои представительства и офисы. Что приведет к всплеску безработицы.

Российский уровень цен и проблемы с логистикой. За российским уровнем жизни в Крым придут и российские цены. На продукты, товары и комплектующие, коммунальные услуг и многое другое. Ожидаются местными бизнесменами и проблемы с логистикой – что завтра выкинет украинское правительство, запретит ли транзит товаров в Крым или что-то иное – неизвестно.

Читайте также:  Как шашлычный киоск превратился в крупнейшую франшизную сеть гриль-баров России

Надежда есть? Как ни странно, несмотря на подобные перспективы, а также более высокие налоги, местные предприниматели смотрят в будущее с оптимизмом. Рассчитывают они и на серьезный рост частных инвестиций со стороны российских компаний (минимум – 80 миллиардов рублей), повышение платежеспособности населения и привлечение более платежеспособных российских туристов.

«Деньги растворяются в Крыму»: как на полуострове потратят российские миллиарды

Правительство России утвердило госпрограмму по развитию Крыма и Севастополя до 2022 года. На нее планируют выделить почти 310 миллиардов рублей из федерального бюджета. Премьер-министр России Дмитрий Медведев подчеркнул, что практически половину этой суммы направят на полуостров уже в этом году.

Согласно опубликованному документу, в 2019 году Крыму и Севастополю выделят 150,5 млрд, в 2020-м – 120,7 млрд, в 2021-м – 26,3 млрд, в 2022-м – 12 млрд рублей. Дмитрий Медведев потребовал за счет этих средств добиться конкретных результатов в строительстве дорог, обеспечении полуострова водой и электроэнергией, а также в создании социальной инфраструктуры.

Российский общественный активист, глава организации «Чистый берег.Крым» Владимир Гарначук рассуждает, новые это средства или старые, не использованные в прошлые годы.

– Освоение денежных средств по этим программам поэтапное. Деньги, которые выделялись на развитие Крыма в 2015-2016-2017 годах, далеко не всегда были использованы, уровень освоения составлял от 40% до 70%. Соответственно, переходящий остаток должен быть возвращен в федеральный бюджет. Поэтому говорить о том, что это исключительно деньги, которые были предусмотрены раньше, или неиспользованные деньги за предыдущий период, достаточно сложно. Надо смотреть бюджетную роспись, источники финансирования этих программ. Но мы видим, что деньги, выделяемые за счет других регионов, просто растворяются в Крыму, как в бездонной бочке. Напомню, что 310 миллиардов рублей – лишь часть денег на развитие Крыма и целый бюджет Псковской области. Там нет ни одного километра электрифицированной железной дороги, но деньги выделяют на Крым.

Владимир Гарначук считает, что в Москве недостаточно спрашивают с крымских чиновников за расходование федеральных средств.

– Оценивается не столько эффективность использования этих денег – просто надо их освоить, растратить, украсть как угодно и при этом постараться не сесть в тюрьму. Силовики должны задавать вопросы: например, выяснять, куда делись 2 миллиарда рублей, выделенные Севастополю на строительство очистных сооружений и просто пропали в банке без казначейского сопровождения. Но эти вопросы губернатору Дмитрию Овсянникову никто из силовиков почему-то до сих пор не задал. Что-то всплывает, либо когда уже совсем беспредел, либо когда какие-то обиженные люди изнутри системы начинают сливать информацию. В целом в сформировавшемся в России феодально-сословном обществе мнение плебса никого не интересует. До тех пор, пока люди тихо сидят по домам и вяло дискутируют в соцсетях, ничего не будет. Ничего не поможет, кроме активных публичных протестов.

КР в Facebook
КР в Telegram
КР в мобильном

Российский политолог Игорь Эйдман уверен, что до крымчан дойдет лишь малая часть денег по федеральным программам.

– Вначале их очень много пиарят, освещают в информационных программах, используют для одурачивания населения, а дальше те же чиновники, которые перерезали ленточки, включают хитрые схемы и деньги растаскивают по карманам. Думаю, что это будет некий «распил» между московской федеральной и крымской региональной бюрократией. Какие-то деньги отчасти будут освоены в Москве, но большая часть все же спущена в Крым. У крымской и московской бюрократии давно существуют совместные предприятия и денежные схемы. Что-то, может быть, дойдет и до рядовых крымчан, но по большей части это будет разворовано чиновниками. Институционального общественного контроля нет. Конечно, есть Счетная палата и прочее, но между чиновниками свои договоренности. Если высшее начальство скажет на кого-то «фас», они активизируются, а без этой команды они закрывают глаза.

Заместитель главы российского правительства Дмитрий Козак на том же заседании, где утвердили выделение 310 миллиардов рублей, заявил, что, несмотря на санкции, в аннексированный Крым зашли инвесторы:

«Ключевой объем инвестиций является непосредственным следствием реализации федеральной целевой программы, но уже на сегодняшний день, когда с 2015 года был введен режим свободной экономической зоны, в ее рамках, несмотря на все внешние ограничения и санкции в отношении инвесторов, работает 1700 резидентов с обязательствами по инвестициям в 75 миллиардов рублей и созданию 45 тысяч рабочих мест».

Игорь Эйдман скептически смотрит на эти выкладки российского вице-премьера.

– Наша статистика довольно лукава, верить на слово всем этим людям невозможно. Какое-то представление реальности это, быть может, и отражает, но, безусловно, Крым не получит никаких серьезных иностранных инвестиций, пока не вернется в Украину. Никто не хочет попадать под санкции, а внутренние инвестиционные ресурсы в России сейчас довольно низкие. Российские инвесторы тоже побоятся вкладывать в Крым, чтобы не попасть под международные санкции. Так что государство при всех «распилах» и откатах – единственная надежда крымской экономики.

Директор Крымского экспертного центра Алексей Стародубов полагает, что российские деньги потратят только по двум направлениям.

– С 2014 года структура валового регионального продукта (ВРП) в Крыму полностью поменялась. То, что было свойственно украинскому Крыму, сейчас уже не свойственно оккупированному полуострову. Промышленность в ВРП 2013 года занимала 18%, торговля – 14%, транспорт и связь – 10%. Проще говоря, это экспортно-ориентированные предприятия, которые сейчас не работают, торговля связана с закрытыми ныне морскими портами. Остаются только социальный сектор, который в украинском Крыму занимал 18%, и госсектор – 8%. Эти 310 миллиардов будут как раз направлены на финансирование соц- и госсекторов. Декларации со стороны Медведева и Козака – фейк, потому что они говорят об удвоении ВРП до 2022 года, что само по себе нереально. Крым находится во всевозможных санкционных списках, и в таком режиме развивать экономику невозможно.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

“Развития нет”: может ли экономика Крыма выжить без российских дотаций?

14 июня российский парламент Крыма увеличил доходную часть бюджета полуострова со 195 до 200 миллиардов рублей. В пояснительной записке отмечается, что это стало возможным за счет дополнительных безвозмездных поступлений из федерального бюджета соседней России на более чем 5 миллиардов рублей.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

По данным Министерства финансов России, аннексированный Крым оказался одним из самых больших получателей дотаций из федерального бюджета в сравнении с российскими регионами. В бюджете Крыма на 2019 год из 200 миллиардов рублей запланированных доходов дотации, субвенции и иные трансферты составляют более 150 миллиардов рублей.

Читайте также:  ТОП 11 сервисов для создания сайтов самому

Директор Крымского экспертного центра Алексей Стародубов считает, что увеличение российских дотаций в Крым говорит об упадке местной экономики.

– Это громадная сумма. Мы видим, что из года в год идет увеличение дотаций из федерального центра в пользу Крыма и, соответственно, уменьшение налоговых сборов. Это ярко свидетельствует о том, что с момента аннексии полуострова полностью нарушена структура валового регионального продукта. Говоря простым языком, все те отрасли, которые до 2014 года были составляющими бюджета, пришли в упадок. По сути, нет бизнеса, не с кого собирать налоги, и остается только лишь получать огромные дотации из федерального центра. Они позволяют хоть как-то держаться на плаву оккупированному полуострову. Есть глубокое заблуждение о том, что Крым – это только туристический регион, в котором все жили за счет сезона и сезонных заработков. На самом деле в структуре валового регионального продукта украинского Крыма туризм составлял порядка 5%.

По словам Алексея Стародубова, основными отраслями экономики полуострова до 2014 года были промышленность, финансовый сектор, сельское хозяйство, государственный и социальный секторы.

– То есть стандартные для нормального региона отрасли народного хозяйства. Сегодня из-за санкций всего мира против оккупированного полуострова развивать бизнес в том формате, в котором он развивался до 2014 года в Крыму, по сути, невозможно. Промышленность в упадке, нет рынков сбыта. Экспортоориентированные предприятия фактически не работают с той мощностью, с которой они работали до аннексии полуострова. Финансового сектора как такового там нет, рынки заимствования для полуострова закрыты, и все это приводит к тому, что остаются только социальный и государственный секторы как движущая сила в структуре валового регионального продукта. Развития нет как такового. Порты как не работали на полную мощность, так и не работают, нефтеперевалка как не работала, так и не работает. Это те предприятия, которые, по сути, формировали экономику полуострова.

Алексей Стародубов прогнозирует, что ситуация в ближайший год не изменится и что будет наблюдаться увеличение российских дотаций в Крым.

КР в YouTube
КР в Facebook
КР в мобильном

Российский экономист Сергей Хестанов объясняет, как в Кремле принимают решения о дотациях тем или иным регионам.

– Прежде всего смотрят на величину наполнения региональных бюджетов, и один из критериев – собственные возможности региона. В частности, в России есть около трети достаточно сильных регионов, которые не нуждаются в дотациях, но где-то 70% регионов в большей или меньшей степени поддержку федерального центра получают. Причем любопытно, что несколько лет назад произошла довольно сильная и болезненная налоговая реформа. Согласно ей большая часть налогов, которая хорошо собирается, отошла к федеральному центру – прежде всего НДС, а сложные и зависящие от экономической конъюнктуры – например, налог на прибыль предприятия – отошли к региональным. Сразу после этого перераспределения большая часть регионов стала иметь дефицитные бюджеты. Если величина достигает опасной величины, федеральный центр, как правило, помогает.

Сергей Хестанов отмечает, что в России есть особенные регионы вроде республик Кавказа, куда федеральный центр перечисляет большие дотации.

– Скорее это делается для поддержания лояльности данных регионов, что вызывает сильную критику со стороны регионов-соседей. Были и прецеденты, когда похожие регионы с очень похожими экономическими параметрами получали очень разную экономическую поддержку, в зависимости от того, насколько курс того или иного регионального руководителя вызывал одобрение в федеральном центре. Кроме того, один из источников поддержки региональных бюджетов, пусть и косвенный, – это реализация масштабных государственных программ по строительству каких-либо объектов. Я говорю, в частности, о строительстве стадионов к Чемпионату мира по футболу.

Российский политолог, директор Института современного государственного развития в России Дмитрий Солонников рассуждает, возможно ли Крыму достичь бездефицитности бюджета без российских вливаний.

– Российский бюджет в принципе построен по такой схеме, что основная часть налогов сначала идет в федеральный центр, а потом распределяется по субъектам федерации. В этом отношении Крым не является исключением, но он в таком положении, что сейчас ему выделяются достаточно большие суммы, для того чтобы привести его в общероссийское среднее состояние, дороги, социальную сферу, чтобы туристический кластер поднять до того уровня, к которому привыкли россияне. Поэтому сейчас Крым в некоем привилегированном положении. В перспективе самоокупаемость возможна. В туристическом кластере формируется специальная политика по привлечению и перенаправлению турпотока из России в Крым. Целый ряд федеральных структур целенаправленно посылает своих сотрудников на полуостров. В перспективе 2-3-5 лет этот кластер должен стать прибыльным.

В марте российский глава Крыма Сергей Аксенов на совещании у президента России Владимира Путина рассказал:

«По сравнению с лучшими временами нахождения Крыма в составе Украины собственные доходы бюджета Республики Крым выросли более чем в 2,5 раза: 22 миллиарда – это лучший показатель с 2010 по 2013 годы доходов бюджета республики, в том числе с помощью Киева… Налоговые доходы в Республику Крым составили в прошлом году почти 50 миллиардов рублей. И около 120 миллиардов ежегодно приходит федеральная помощь в рамках реализации ФЦП и других государственных программ».

Согласно данным из открытых источников, запланированная доходная часть бюджета Автономной Республики Крым на 2013 год составляла примерно 5 миллиардов гривен, из которых после вычитания суммы дотаций от Киева остается 2 миллиарда 161 миллион гривен собственных доходов – а это 270 миллионов долларов по тогдашнему курсу. В то же время 22 миллиарда рублей собственных доходов, о которых в марте говорил Сергей Аксенов, – это примерно 350 миллионов долларов по нынешнему курсу. Соотношение между этими показателями в долларовом эквиваленте равно 1,3, а не 2,5, как утверждает российский глава Крыма.

Ранее аналитики Bloomberg Economics cо ссылкой на исследование, опубликованное британским аналитиком Скоттом Джонсоном, пришли к выводу, что за 5 лет аннексии Крыма экономика России уменьшилась более чем на 10% – или на 150 миллиардов долларов – по сравнению с 2013 годом.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Новостное приложение Кавказ.Реалии.
Скачать

Миллиарды для Крыма

Власти Крыма впервые утвердили бюджет на три года вперед. Согласно их финансовому плану, каждый год местная казна будет прирастать примерно на 10 миллиардов рублей – до отметки в 190 миллиардов рублей в год, дефицит при этом останется нулевым. Крымские чиновники ожидают рост инвестиций, промышленного производства и строительства. Только в 2018-м на развитие экономики полуострова потратят 76 миллиардов рублей. Это почти половина всего бюджета Крыма на следующий год.