Покупки в кризис: что делать, когда рубль падает, а на Лексус не хватает

Содержание

10 главных ошибок, которые мы совершаем во время кризиса

Как не наделать глупостей, когда все вокруг говорят о финансовом кризисе, Лайфхакер выясняет вместе с экспертами.

1. Копить деньги под матрасом

Многие полагают, что финансовый кризис — повод срочно переместить накопления с депозитных счетов под матрас . Аргумент прост: «Банк может закрыться, я всё потеряю». Однако это решение неверное.

Для всех российских банков обязательно участие в системе страхования вкладов. Поэтому даже если учреждение лопнет, вкладчик получит компенсацию. Её максимальная сумма по счетам и вкладам в одном банке составляет 1,4 миллиона рублей.

Эксперты рекомендуют всегда вкладываться не в запас, а в то, что приносит регулярный доход. Деньги под матрасом могут обесцениться из-за инфляции. Ваш запас будет только уменьшаться.

2. Заводить на чёрный день кредитную карту

Призывы воспользоваться кредитной картой с огромным льготным периодом, кешбэком и прочими привлекательными фишками сегодня доносятся изо всех углов. Но финансовый кризис — точно не то время, когда нужно брать новый заём с высокими процентами.

В качестве резервного фонда кредитку можно использовать только в том случае, если вы уверены, что сможете вернуть долг в срок. Но рассчитывать на неё как на постоянную подстраховку не стоит. Займите нужную сумму у друзей. А ещё лучше создайте заранее свою финансовую подушку.

3. Скупать валюту сразу же после резкого скачка курса

Есть золотое правило: покупать на минимуме, продавать на максимуме. Если ситуация подходит — вопросов нет. Однако зачастую массово скупать валюту начинают, когда её курс резко подскочил. Это ошибка, которая может дорого обойтись.

Максимальная стоимость валюты приходится именно на пиковую часть финансового кризиса, которую многие принимают как благоприятные условия для покупки. А потом она дешевеет, вы теряете деньги.

Важно по возможности разделять риски как в кризис, так и вне его. Это стратегия называется «не держать все яйца в одной корзине». Храните сбережения в разных валютах и в прочих активах разной степени ликвидности (с разной скоростью их реализации и превращения в наличные деньги).

Под активами подразумеваются наличные денежные средства, средства на текущих счетах и картах, которые можно снять в любой момент, средства на вкладах, снятие которых раньше срока чревато потерей процентов, недвижимость, транспортные средства, золото и драгоценности, паи, акции и тому подобные материальные ценности и финансовые инструменты.

Если у вас есть краткосрочные планы (например, вы хотите потратить рублёвые накопления на запланированную в ближайшее время поездку), то покупка валюты и фиксация курса может оказаться разумной и правильной.

4. Покупать непредсказуемые активы

Эксперты советуют не поддаваться панике и не покупать активы с плохо предсказуемым ценообразованием. Для начала нужно провести ревизию активов, обязательств, доходов и расходов семьи. А затем убедиться, что баланс сходится, вы имеете резерв свободных средств на случай потери доходов. А в кризис от этого никто не застрахован.

Во время кризиса разные активы (недвижимость, депозиты, ценные бумаги) ведут себя по-разному. Валюта дорожает, акции и облигации, как правило, теряют в цене. Если кризис сопровождается ростом инфляции, то цены на недвижимость могут быстро вырасти. А потом они начнут падать из-за снижения покупательной способности. Любой кризис рано или поздно проходит, цены активов разворачиваются в обратную сторону. Валюта дешевеет, акции и облигации дорожают.

Ключевая ошибка — совершение сделок в острой фазе кризиса. Покупка валюты по высокому курсу приводит к убыткам по мере того, как курс рубля восстанавливается. Аналогичную картину можно наблюдать на фондовом рынке. Панические продажи в острой фазе кризиса приводят к фиксации убытков.

В последние пару лет появился ещё один объект для альтернативных инвестиций — криптовалюты и токены проектов ICO. Узнав, как кто-то за месяц стал миллионером, вложившись в крипту, прочитав пару абзацев на тематических сайтах, многие воспринимают криптовалюты как активы, обладающие сверхвысокой доходностью. Но при этом забывают, что они имеют высокую волатильность (изменчивость цен) и высокие риски. Так, в первом квартале 2018 года крипторынки потеряли более половины своей стоимости.

Я бы не рекомендовал вкладываться в криптовалюты людям, не имеющим опыта инвестирования на традиционных финансовых рынках. И категорически не рекомендую вкладывать в них последние или заёмные средства.

5. Бездумно скупать ненужные товары про запас

Скачки курса валют провоцируют набеги на продуктовые магазины и гипермаркеты электроники. Люди в панике скупают телевизоры, микроволновки, стиральные машинки, соль, крупы и спички. И совершенно зря.

Любому человеку рекомендовано иметь денежную подушку безопасности. Обычно это сумма, равная расходам семьи за шесть месяцев. Многие держат эту сумму дома или в банке. И в момент кризиса, резкого изменения курсов валют тратят этот запас на абсолютно ненужные вещи.

Бытовая техника, приобретённая впрок, стремительно потеряет в стоимости и будет пылиться в углу. Намного разумнее использовать шанс, который примерно раз в 7–10 лет даёт нам экономика, для приобретения подешевевших перспективных активов. Именно это в будущем даст достойную прибавку к капиталу.

Бытовую технику, автомобили и прочее закупают в кризис люди, совершенно чуждые финансовой грамотности. Да, новая стиральная машинка, возможно, необходима для душевного спокойствия. Но такие покупки не являются инвестициями.

Они никогда не принесут вам доход. Напротив, из-за амортизации их стоимость со временем будет падать, а расходы на поддержание рабочего состояния расти. Кроме того, жизненный цикл товаров потребления сегодня очень короткий. Многие компании укорачивают его намеренно, чтобы побудить чаще совершать покупки. Поэтому стиральная машинка, купленная сегодня, вряд ли прослужит вам 20 лет.

Финансовый кризис в нашей стране люди воспринимают как наступление войны, а потому готовятся соответствующим образом. С полок сметаются крупы, консервы и соль. Люди боятся, что всё подорожает настолько, что уже никто не сможет позволить себе лишнюю порцию гречки.

Но такие меры неэффективны для потребителей. Есть определённый процент, за который инфляция не зайдёт. И даже экономический кризис не способен одномоментно привести к краху системы торговли.

Рост цен на продукты питания будет постепенным даже с учётом обвала рубля. Мало какие внешние обстоятельства могут существенно повлиять на стоимость соли, тем более что она на 70% добывается в нашей стране, а в запасах ещё миллиарды тонн.

Зачастую кризис — это необоснованный повод повысить цены. В 2014 году люди кинулись скупать гречку, а продавцы в ответ на спрос подняли её стоимость. Это явление называется эффектом ценовых ожиданий. Люди поддаются ажиотажу, тратят деньги как в последний раз. В итоге вся кладовка забита дорогой гречкой. Это так же неразумно, как покупать доллары в пик падения рубля.

Не спешите сметать с прилавков соль, крупу и сухари. Ваша паника может передаться другим, спрос значительно вырастет, а вместе с ним и цены.

6. Паниковать и торопиться

Даже в кризис можно сэкономить. Важно не торопиться и подходить к приобретениям разумно.

Во время активных курсовых колебаний не стоит бездумно покупать авиабилеты. Еженедельно в ночь со вторника на среду цены на билеты за границу в рублёвом выражении пересчитываются по курсу евро в соответствии с правилами Международной ассоциации воздушного транспорта. За основу берутся данные торгов за понедельник.

Если рубль укрепился в понедельник, стоит подождать до среды, когда цены обновятся в пользу покупателя. Если же в понедельник рубль демонстрирует падение, затягивать с покупкой точно не стоит — авиабилеты следует купить до конца вторника. Когда скачки курса довольно внушительны, стоимость билетов может значительно меняться.

7. Выставлять на продажу «ненужную» дачу

Дачный участок в финансовый кризис — отличный способ продержаться благодаря своему огороду. Вместо того чтобы за бесценок продавать дачу, пытаясь пополнить копилку хотя бы какой-то суммой, лучше купите семена и вырастите свой урожай.

8. Совершать крупные покупки

Не стоит поддаваться панике и бездумно вкладывать накопленные сбережения в недвижимость. Особенно если её продают по «максимально сниженной цене». Может случиться так, что после кризиса её ценность упадёт ещё больше.

Крупные покупки во время кризиса, например автомобиля или недвижимости, могут быть целесообразны при одном условии. Если есть возможность приобрести активы по низкой стоимости, когда рыночные цены уже выросли. Такие сделки действительно могут быть выгодными, если вы уверены, что инфляция съест сбережения, а подушка ликвидности не понадобится.

К крупным покупкам стоит подходить осторожно: это может быть заморозкой средств на длительный период. Кроме того, такие вложения могут потребовать сопутствующих расходов. Продать недвижимость, автомобиль или технику в кризис и навариться на этом достаточно тяжело.

И совершенно точно неправильно брать на себя обязательства в виде дорогого кредита на покупку.

Читайте также:  Взросление бизнеса. Как узнать необходимость подняться на новую ступеньку?

9. Уходить в режим тотальной экономии

Если вы решили перейти на хлеб и воду, причём в буквальном смысле, это может неприятно аукнуться. Состояние, когда вы думаете о том, как бы не потратить лишнюю копейку, губительно. Скорее всего, снизится ваша продуктивность, стресс может спровоцировать развитие депрессии.

Потребители каждый раз наступают на одни и те же грабли: начинают экономить за счёт инвестиций в себя. Не раз слышала, что при финансовых затруднениях люди горько жалеют о необходимости отложить покупку машины, но легко отказываются от возможности продолжить обучение или повысить квалификацию.

Мой совет: продолжайте тратить деньги на то, что необходимо для обычной жизни: продукты, лекарства, предметы гигиены. Переходите на товары no name и большие упаковки, не переплачивайте за бренды и фасовку.

И не переставайте инвестировать в себя и своё развитие: курсы, обучение, репетиторов для детей, хорошие школы. Поставьте на паузу инвестиции в материальные ценности. Новые машины, телефоны, одежда, кроме остро необходимой, недвижимость подождут до более благоприятного с финансовой точки зрения периода.

10. Не менять привычки

Пристрастие к сигаретам может обходиться в 1,5 тысячи рублей в месяц и больше. Кажется, вроде бы небольшая сумма. В кризис она может стать значимой. Проведите ревизию своей жизни. Наверняка у вас есть очень много возможностей сэкономить.

Первый и главный совет при наступлении кризиса — не паниковать и не пытаться любой ценой сохранить социальный статус. С одной стороны, скидки, дискаунт-магазины, небрендированные товары, продукты на развес. С другой — дополнительные источники дохода за счёт непрофильной работы. Нет ничего унизительного, если преподаватель университета возьмёт на вечер несколько переводов в качестве подработки, а в выходные вместо пафосного торгового центра пойдёт с семьёй погулять в парк.

Пересмотрите систему занятости всей вашей семьи. Например, дети могут посидеть с ребёнком соседей, расклеивать рекламные листовки, поработать курьерами. Не забывайте: китайский иероглиф «кризис» состоит из двух элементов: «опасность» и «возможность».

Что делать, если фондовый рынок падает. Универсальный и простой алгоритм

Куда сейчас инвестировать? Санкции, персидский конфликт, протесты… Если вы используете такие оправдания, у нас есть подходящий контраргумент.

Всю жизнь будут случаться кризисы, и они были в прошлом. Экономисты настолько к ним привыкли, что появились термины «защитный актив» и «резервная валюта» . Только в одном случае вы потеряете все деньги в кризис — если поддадитесь панике и будете продавать бумаги за бесценок. Кризис — это время для покупки, а не продажи.

Как и куда падает рынок

Чтобы объяснить это, достаточно детского языка. Вот есть спрос, и в моменты паники спрос падает — за ней падает и цена активов. Но не всех. Рисковые активы сразу оказываются никому не нужны, их тяжело продать без убытка. Но защитные активы с фиксированной выплатой наоборот растут в цене.

Это мало чем отличается от спокойных времен: есть спрос на один товар, но другой никому не нужен.

Если смотреть на кризис с этой позиции, паника улетучивается. Какой смысл паниковать, если кризис все равно закончится , а прежний спрос вернется? Это правило не работает только в том случае, если вы с самого начала купили ерунду. И тут уж дело не в рыночных настроениях.

Для этих продуктов всегда кризис

Есть целая категория финансовых продуктов, с которыми тяжело в любую фазу рынка. Вот короткий список:

  • ETF на компании с малой капитализацией;
  • ПИФы, особенно связанные с недвижкой и акциями;
  • Структурные продукты и структурные ноты;
  • Облигации на срок от 2 лет;
  • Инвестиционные полисы страхования жизни.

Продукты из нашего списка пользуются спросом у богачей, но это опытные инвесторы , которым надо распределить деньги по разным кучкам. Когда же в это дело лезет обыватель, то его покупка сродни ставке в казино. Точно такой же необдуманной и рискованной ставкой будет покупка фьючерсов и опционов.

Помните, что инвестор или трейдер — это full-time job, полнокровная и нервная работа, требующая высокой квалификации.

Что покупать в тяжелые времена

Для того чтобы сохранить деньги, не надо обладать даром предвидения. Достаточно соблюдать простые правила финансовой безопасности — такие же простые, как то, что говорит нам оглядываться по сторонам при переходе через дорогу.

Главный защитный актив — это золото , но только Обезличенные Металлические Счета (ОМС). Все другие разновидности, от монет до золотых акций, требуют кое-каких навыков и риска. Помните, что золото (как и предметы искусства) растет в среднем на 5% в год — вы ничего не заработаете в краткосрочной перспективе. В золото облекают около 5% от капитала и увеличивают пропорцию только в тяжелейшие времена вроде ипотечного кризиса.

Другой защитный актив — это государственные облигации (наши ОФЗ и американские трежерис). Мы имеем ввиду долговые расписки ЦБ, а не облигации, которые размещают области или регионы. Еще наша редакция скептична по поводу ОФЗ-н, «народного» варианта обычных российских гособлигаций.

Другое безопасное прибежище для денег — это облигации корпораций из числа голубых фишек (топ-10 нашего фондового рынка).

Чтобы выжать максимум из облигаций, делают лесенку. Ваша задача — купить облигации разного срока погашения, от 2 месяцев до 2 лет, и сохранять этот портфель, докупая бумаги необходимого срока. Таким образом и купоны чаще, и не все деньги оказываются безвозвратно заморожены. Хотя облигации крутятся на вторичном рынке, продать их до даты погашения без убытка не всегда просто.

И третий защитный актив — это бумаги ETF . Их выпускает фонд, который вкладывается в несколько компаний сразу. Купил одну ETF’ку — закинул по копейке на десяток компаний, готовый портфель за 1000 рублей! Если даже половина компаний из списка фонда просядет, другая половина вытянет прибыль на рыночный уровень.

На рынке появился новый ETF от Сбера на индекс Мосбиржи (топ наших компаний). По комиссиям он такой же приятный, как американские, но все-таки по возможности лучше сразу брать американские ETF. Западные фонды отличаются большей прибылью и меньшей волатильностью. Для этого придется работать с американским брокером, но это мало чем отличается от работы с нашими банками (даже сайты и поддержка на русском есть).

Он упал, помогите

И вот первые брокеры попадали с окон на Уолл Стрит. Что в этом случае делать Василию Петровичу с акциями Лукойла на 10 тысяч рублей? Если вы внимательно читали статью, то понимаете — делать ничего не надо. Покупки и продажи в течение торговой сессии — это удел институциональных инвесторов, но для обывателя кризис не очень опасен. То есть да, капуста подорожает и кредиты перестанут выдавать, но инвестиции не сгорят.

Вот почему:

  • брокер или биржа страхуют ваши активы;
  • активы из категории консервативных восстановятся в цене;
  • грамотный портфель бумаг не блокирует деньги, необходимые вам для выживания.

Кризис — это вообще черная пятница в мире денег: мировые лидеры отрасли торгуются со скидкой 20-50%, а брокеры как никогда лояльны к новым клиентам. Купленный на кризисе портфель радует инвестора еще долгие годы.

Но кризис — слишком абстрактное понятие, давайте конкретно. Если боитесь рубля, то покупайте компании, которые зарабатывают на импорте и работают с валютой. Если боитесь доллара, присмотритесь к экспортерам, которые зарабатывают на слабом рубле. Нравится нефть? Запишите в список покупок компании, занятые в нацпроектах, что под крылышком правительства. Не нравится нефть? Для вас есть ритейлеры (супермаркеты), энергетики/вода (ЖКХ) и коммодити (золото).

Каждая из перечисленных сфер торгуется в акциях, облигациях, ETF и ПИФах, а это очень большое количество вариантов по прибыли и риску. И все эти бумаги заточены под конкретную проблему рынка, из них составляется непотопляемый портфель.

Вот и все, что мы успеваем рассказать в одной статье. Добавляйте сайт в закладки и возвращайтесь, обновления каждую неделю!

Что не надо делать, пока падает рубль

Экономисты перечислили для Sobesednik.ru самые провальные шаги граждан в условиях экономического кризиса.

Ранее Sobesednik.ru писал об увеличении спроса на кредиты для покупки электроники и бытовой техники. В ожидании дальнейшего падения рубля граждане ринулись в магазины, чтобы закупиться импортными товарами. Такой же ажиотаж в торговых сетях наблюдался при обвале российской валюты в прошлом году.

Эксперты Sobesednik.ru назвали шесть самых провальных моделей экономического поведения во время кризиса.

1. Покупать ненужные вещи

Проректор РАНХиГС Андрей Марголин посочувствовал гражданам, которые, услышав об очередных антирекордах рубля, побежали в магазины за новыми телевизорами и холодильниками:

— Очень не рекомендую это делать. Непонятно, что с этой техникой делать: вы же не можете смотреть три телевизора одновременно. Ничего хуже нет, чем покупать ненужные вещи. Если у вас есть свободные деньги, положите на депозит в Сбербанк или в ВТБ. Но технику покупать — это очень странно.

Профессор кафедры международных финансов МГИМО, руководитель Русского экономического общества им. С. Ф. Шарапова Валентин Катасонов посоветовал покупать только жизненно необходимые вещи:

— Если вам что-то необходимо, пойдите и купите. Если у вас есть лишние деньги и они у вас лежат больше месяца, подумайте, что вам срочно надо купить. А если у вас всё есть, тогда посмотрите вокруг, кому помочь, — пошутил Катасонов.

Андрей Марголин / Кадр YouTube

2. Экономить на здоровье

Бывший исполнительный директор Федерального фонда ОМС, заслуженный экономист РФ Владимир Гришин перечислил причины, по которым категорически нельзя пренебрегать своим здоровьем во время кризиса:

— Первое: снижается имеющийся в стране трудовой потенциал. Второе: растёт заболеваемость как взрослых, так и детей. При этом растут и затраты государства на лечение. Третье: в период выхода из кризиса нужны здоровые трудовые ресурсы. Когда кризис 2008 года прошёл, мы начали увеличивать объём производства, а у нас не хватало трудовых ресурсов. Мы оказались в ситуации, когда не на кого возложить обязанности — в науке, промышленности, спорте и в любом другом направлении: они [трудовые ресурсы] не могут полноценно работать.

Читайте также:  Бизнес идея: как открыть бизнес по продаже авиабилетов

Владимир Гришин также заявил, что граждане не должны бояться заводить детей в кризисное время:

— Рождаемость нужно стимулировать в любом случае. Но государство должно поддерживать в этом людей. Иначе у нас не будет новых трудовых ресурсов в следующем поколении.

3. Брать кредиты и ипотеку

— Кредит — это удавка, тем более валютные кредиты, — сказал Валентин Катасонов. — Люди всё бегут и думают, что им кто-то поможет. Вы думаете, что коммерческий банк заинтересован в том, чтобы вы регулярно платили и погашали? Да нет. Кредиты даются под обеспечение, а обеспечение всегда с хорошим дисконтом. Поэтому банкиру и ростовщику всегда приятнее взять обеспечение. На эти грабли люди наступают уже многие десятилетия.

При этом экономист допустил, что если граждане берут рублёвые кредиты, а под подушкой у них лежат доллары и евро, то они могут, выгодно обменяв иностранную валюту, даже заработать на погашении своих обязательств. Об ипотеке Катасонов отозвался куда жёстче:

— Категорически не советую брать ипотеку. А зачем это делать? Есть способы решать жилищную проблему, но, естественно, не ипотечный способ. Ипотека. Там люди уже самоубийствами кончают. Зачем играть в такие азартные игры?!

Валентин Катасонов / Страница Катасонова в “ВКонтакте”

4. Бегать по обменникам

— Нельзя бегать по обменным пунктам, менять туда-сюда доллары, евро, рубли и терять на курсовой разнице, — уверен Андрей Марголин.

Такой же точки зрения придерживается экономист, психолог, бизнес-тренер Людмила Болдырева:

— На обычном покупателе рост доллара и евро отразится, когда он соберётся ехать в отпуск. Там ему придётся рассчитываться в долларах и евро. Доллар у нас вырос больше чем в два с половиной раза, но цены же у нас так не поднялись. Цены у нас не так чтобы суперпривязаны к доллару и евро.

5. Экономить на образовании и самосовершенствовании

По мнению Андрея Марголина, кризис — благоприятное время для повышения своей профессиональной компетенции:

— Нужно искать дополнительные возможности для заработков, а не для расходов. Не стоит бояться существенных расходов, стоит бояться маленьких доходов. Ни в коем случае не нужно экономить на образовании. Это профессиональные компетенции, которые спасут во время любого кризиса. Чем больше ваш профессиональный зазор по отношению к среднему уровню, тем устойчивее ваше положение при любых потрясениях.

В этой связи Владимир Гришин вспомнил недавнее выступление президента Сбербанка Германа Грефа, заявившего, что Россия с её отсталой системой образования оказалась в технологическом порабощении и превратилась в страну-дауншифтера.

— Надо следовать новым трендам научно-технического прогресса. Неслучайно говорится, что мы отстаём в этом направлении от всего промышленного мира. Это то, о чём правильно говорил Греф, — образование.

6. Паниковать

— Нельзя поддаваться панике, — говорит Людмила Болдырева. — Кризис для каждого свой: у кого-то падают доходы, у кого-то не изменяются, а у кого-то они растут. Кто-то сейчас планирует войти на рынок с новыми продуктами, то есть спрос всё равно есть. Это как с гриппом: объявляют, что грипп идёт по России, но это же не значит, что вы тоже болеете. Не нужно принимать близко к сердцу панические настроения, которые транслируются в СМИ, а [нужно] смотреть на свою ситуацию. Кризис — это не то время, когда всё останавливается и надо залечь на дно, замереть и не отсвечивать. Наоборот.

«Все пошло не так»: как заработать на надвигающемся кризисе

«Все, что может пойти не так, пошло не так», — пугал коллег в мае 2018 года американский миллиардер Джордж Сорос. Он уверял, что скоро мир поглотит новый финансовый кризис. Инвесторы ждут рецессии уже пару-тройку лет. Экономическая теория гласит, что после роста начинается спад, а американский рынок растет рекордные 10 лет. Инвесторы понимают: когда этот гигант войдет в рецессию, за ним последует весь мир. Рынок США — самый крупный, его капитализация — $30 трлн, это 44% глобального рынка. Когда именно начнется кризис, никто, конечно, не знает. Опыт 2008 года показал, что предсказать катастрофу способны немногие. Среди тех, кто разглядел тогда кризис, был, например, известный американский экономист Нуриэль Рубини, но его прозорливость — редкость, за нее экономист получил прозвище Доктор Фатум. Большинство же управляющих и трейдеров оказались в центре тайфуна, обвалившего американский рынок на 50%, а российские фондовые индексы — на 70–80%.

В кризис кто-то всегда теряет деньги, но мало кому хватает решимости признаться, что не повезло именно ему. Forbes поговорил с тремя успешными управляющими, рискнувшими рассказать о своих ошибках во время рецессии. Каждый из них потерял личные средства или деньги клиентов в кризисах 2008 и 2014 годов. Больно, но полезно: теперь они знают, как не стоит вести себя в преддверии и во время кризиса. Как прошедшие войну генералы, они готовы поделиться своим опытом с новобранцами.

Евгений Малыхин

45 лет, директор инвестиционного департамента УК «Атон-менеджмент»

Опыт работы на финансовых рынках 25 лет

В ресторане «Ангара» на Арбате в 1997 году часто встречались трейдеры. Именно там недавний выпускник МГУ, 23-летний финансист Евгений Малыхин услышал о том, что иностранцы спешно продают российские гособлигации.

Малыхин заинтересовался. Он оценил долю иностранцев в российских бумагах, масштаб оттока, сопоставил эти данные с данными о золотовалютных запасах России и ужаснулся. «Стало понятно, что без мощной девальвации рубля здесь не обойдется», — вспоминает он.

Трейдер оказался прав: в 1998 году грянул кризис и курс российской валюты обвалился с 6 до 24 рублей за доллар. Но Желдорбанк, в котором работал Малыхин, благодаря молодому аналитику, спас свои активы. Первый кризис финансист прошел с блеском.

Но наделал ошибок на втором. С 1999 по 2007 год рынки бурно росли, цена нефти добралась до $150 за баррель. Рост ослеплял, вспоминает Малыхин: «Когда рынок постоянно растет, ты постепенно перестаешь верить в то, что рынок может падать». Тогда он управлял фондом акций объемом $55 млн в УК «Атон-менеджмент». «Я вбил себе в голову идею, что при нефти по $150 рынок не может упасть. И эта уверенность сыграла со мной злую шутку», — вспоминает управляющий. Коллеги предупреждали его о скорой рецессии, но он не слышал их.

Когда рынки стали падать, в редкие дни роста биржевых индексов к брокерам выстраивались очереди из граждан, желающих открыть счета, — не очень здоровый для рынка признак. «Я подумал: может быть, стоит сократить позиции. Но тут же отмел эту мысль. Нефть ведь была по $150!» — горько смеется Малыхин.

Нефть в итоге рухнула — просто позже, чем индексы. Финансист бросился спасать фонд акций, которым управлял, но чуда не произошло.

Мораль

«Важно слушать разные точки зрения и не зацикливаться на своих идеях», — говорит Малыхин. Рынку все равно, какой у тебя опыт и амбиции. Торговля похожа на альпинизм: каким бы профессионалом ты ни был, в горах могут случиться камнепад или лавина, которые снесут все на своем пути. «Нужно с уважением относиться к рынку и понимать, что там может произойти все что угодно», — отмечает управляющий.

Советы

• Самое главное — не быть слишком самоуверенным, допускать альтернативу и мыслить в терминах вероятности.

• Попытка предугадать рецессию может быть точно такой же ошибкой, как и уверенность, что никакой рецессии не будет. Лучше и не пытаться.

• Если раньше во время кризиса уходили в долларовую наличность, то теперь, возможно, стоит переложиться в золото, которое является естественным хеджем против ослабления доллара. Обычно во время кризисов доллар укрепляется, но сейчас рынок ожидают изменения парадигмы и снижения стоимости доллара.

Тимур Нигматуллин

34 года, аналитик в «Открытие Брокер»

Опыт работы на финансовых рынках 13 лет

«Часто люди не хотят верить в обоснованные, но не слишком разумные, на их взгляд, вещи», — задумчиво произносит Тимур Нигматуллин. Именно этот скептицизм не дал ему заработать во время кризиса 2008-го.

Начинающему аналитику было всего 23 года. Нигматуллин пристально следил за бумагами Сбербанка, стоимость которых с мая 2008 года стремительно падала. Нигматуллин понимал, что падение — это возможность купить бумаги, расчеты показывали, что даже с учетом рецессии в экономике Сбербанк был недооценен в несколько раз. Но одно дело — теория, другое — практика. Справиться с эмоциями ему не удалось.

«Это такая психологическая ошибка, часто случается с аналитиками, — объясняет теперь Нигматуллин. — Вы боитесь сделать прогноз и поверить, что компания недооценена не на 15–20%, а в два, а то и в три раза. Коллеги таких прогнозов не дают, кроме того, страшно, что ошибешься». В результате не поверив в собственные расчеты, аналитик не купил акции банка — испугался. Вместо этого оставил средства на банковском депозите. Сейчас он уверен: мало кому на практике хватает духу покупать бумаги хороших компаний на летящем на дно рынке.

Самую же большую ошибку (с точки зрения потерь) Нигматуллин совершил тоже на эмоциях, хотя и не во время рецессии. 30 сентября 2016 года российский провайдер биржевых фондов «Финэкс Плюс» лишился лицензии на брокерскую деятельность. Нигматуллин вложился в фонды компании, и когда у нее отобрали лицензию, запаниковал. Чтобы не потерять все, Тимур продал свои активы с 10%-ным дисконтом. Наберись он терпения, этих потерь можно было бы избежать — уже через два месяца ЦБ вернул компании брокерскую лицензию.

Мораль

После 2008 года Нигматуллин изменил свой подход к инвестициям: «Теперь я готов верить даже в самые безумные прогнозы, если у них есть обоснование».

Важно учитывать риски контрагентов — второй урок, вынесенный Нигматуллиным из своего негативного опыта. «Покупая ETF, структурный продукт или еще что, нужно помнить, что вы несете не только риск на базовый актив, но еще и риски контрагента», — подчеркивает он.

Читайте также:  Как заказать печать для ИП и сколько стоит изготовление

Советы

• Участники рынка начнут отыгрывать начало кризиса уже к концу года. По мнению аналитика, скорее всего, повторится распродажа декабря 2018 года, но в этот раз продажи будут масштабнее. Собственно, кризис начнется, вероятнее всего, уже в 2020 году.

• Нигматуллин не планирует продавать свои акции в преддверии кризиса. По его мнению, пытаться спекулировать в рецессию — плохая идея.

• Но клиентам он советует постепенно закрывать позиции по акциям, пока индексы находятся на исторических максимумах. Смотреть на падение стоимости своих активов непрофессиональным инвесторам невыносимо, так что лучше зафиксировать прибыль и уйти, советует он.

Кирилл Тремасов

45 лет, Директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест»

Опыт работы на финансовых рынках 22 года

В мае 2014 года Кирилл Тремасов выступал в Крыму на конференции, организованной Московской международной валютной ассоциацией. Экономист рассказывал о том, что курс рубля может обвалиться в два раза, как это случилось с курсом иранского реала после введения санкций. За два месяца до этого Россия присоединила Крым.

В ноябре 2014 года курс вырос до 50 рублей за доллар. Но Тремасов, сам это предсказавший, был уверен, что сильнее рубль не упадет.

«Я стал уговаривать себя, что в этот раз все будет иначе, что иранский сценарий не повторится», — вспоминает он. В итоге финансист очень рано продал валюту и переложился в рубль, думая, что выше 50 рублей за доллар курс не поднимется. Теперь он называет этот случай «своей самой большой ошибкой», о точных потерях не говорит.

По мнению Тремасова, ошибки в кризис ничем не отличаются от ошибок во время роста рынков. Например, можно ли предсказать прилет на рынок «черных лебедей» — наступление непредсказуемых событий, сильно раскачивающих котировки? В 2014-м Тремасов сумел заработать на таком «лебеде».

Пока Россия присоединяла Крым, Тремасов шортил акции Сбербанка. Итог — сверхприбыль. В короткой позиции по акциям Сбербанка он находился в апреле 2018-го, когда США ввели санкции против российских олигархов. Эти успехи Тремасов называет отчасти случайными.

В третий раз не повезло. В феврале 2019 года, когда вновь активизировалась тема санкционных рисков, банк Morgan Stanley выпустил отчет, где предупредил о высокой вероятности введения санкций. Тремасов снова поставил против акций Сбербанка и прогадал. Негативный сценарий не реализовался, а во втором квартале акции Сбербанка и вовсе резко улетели вверх.

«Я совершил сразу несколько ошибок: уверовал в собственную непогрешимость, не защитил прибыль, которая в моменте образовалась по этой позиции, и переоценил рекомендации Morgan Stanley», — резюмирует он.

Мораль

«Не стоит думать, что в этот раз все будет иначе», — понял Тремасов. Вероятность повторения кризисного сценария намного выше, чем вероятность того, что в этот раз все будет по-другому.

Второй урок: нельзя верить в собственную непогрешимость. «Вы начинаете думать, что вы гуру рынка, что вы все знаете и все умеете. Но это не так: движения рынка во многом случайны, цены всегда могут пойти против вас», — объясняет Тремасов.

Советы

• Фундаментальные правила едины для всех стадий экономического цикла. Не нужно выдумывать что-то сложное на время кризиса. Просто придерживайтесь правил.

• Рецессия в США начнется в первой половине 2021 года. Базовая рекомендация — избавляться от акций и покупать бонды, US Treasuries надежнее депозитов и золота.

• Многие делают одну и ту же ошибку — увеличивают убыточную позицию. Это самая губительная тактика.

«Почему проблемы в США или Европе, а падает рубль?»: Алексей Мазур о кризисе в кризисе

Мы так привыкли к сообщениям о том, что биржи то падают, то растут, что обвал мировых и российских бирж во вторник не был воспринят как повод для тревоги. Однако этот обвал достиг тех же масштабов, что и три года назад, когда «тихую гавань» России «вдруг» накрыло штормовой волной экономического кризиса. Алексей Мазур о том, что кризис на самом деле не кончился, тем более — в России.

Мы так привыкли к сообщениям о том, что биржи то падают, то растут, что обвал мировых и российских бирж во вторник не был воспринят как повод для тревоги. Однако этот обвал достиг тех же масштабов, что и три года назад, когда «тихую гавань» России «вдруг» накрыло штормовой волной экономического кризиса.

Так что же произошло? Да ничего особенного. Некоторые подумали, что кризис кончился, а он на самом деле — не кончился. И сейчас происходит возвращение инвесторов к реалиям жизни.

Более интересен другой вопрос. Почему проблемы в США или Европе, а падает рубль? Почему российские биржи пикируют вниз куда стремительнее европейских?

Ответ на этот вопрос звучит так — потому что есть мировой экономический кризис, а есть ещё и российский, и он не только экономический, но и политический, демографический и даже — цивилизационный.

Не надо переживать о проблемах США и Европы. Там всё просто

Не надо переживать о проблемах США и Европы. Там всё просто. Институты западной экономики были настроены на бесконечный рост, но отдельный человек не может потреблять всё больше и больше: произошло насыщение, а новых людей «развитый мир» не воспроизводит. Экономика Запада столкнулась с проблемой потери смысла — зачем больше производить, для кого больше производить, что именно производить?

Но экономика имеет свою инерцию: если люди не хотят покупать даже под нажимом рекламы, за них начинает покупать государство. Мы это наблюдаем и в России. Не хотят люди покупать новостройки по высоким ценам — нате, люди, материальную помощь из бюджета, для покупки жилья. Ну а ведь деньги собраны с тех же людей. И с других тоже.

Имеет свою инерцию и «финансовый рынок». Раз что-то растёт, надо туда бежать и вкладывать. Оно ещё вырастает. До кризиса 2008 года «выращивали» недвижимость, после кризиса — золото. Теперь и оно падает, и несчастный инвестор мечется в поисках финансового перпетуум-мобиле — куда бы вложить, чтоб ничего не делать, и богатеть?

Три года прошло после начала мирового кризиса — и ни одна из причин, его вызвавших, не была устранена. Государства продолжают жить в долг, банки продолжают выдавать кредиты, которые мало шансов вернуть, а экономические аналитики не сводят глаз со скачущих биржевых индексов, которые мало что отражают, кроме степени психоза среднего участника рынка.

Но почему же падает рубль, ведь у нас профицитный бюджет?

На то есть две причины, существенная и несущественная.

Западные инвесторы воспринимают Россию как периферию мировой экономики

Несущественная в том, что западные инвесторы воспринимают Россию как периферию мировой экономики. Как рискованную ставку — а вдруг выгорит? Но когда всё зыбко и неустойчиво, из рискованных рынков лучше уходить. Подобной репутацией мы обязаны многому. Например, тому, что никто в России не может с уверенностью сказать, останется ли у владельца его предприятие завтра, да и останется ли сам владелец на свободе.

Но есть и более существенная причина. Россия — сырьевой придаток Запада. У нас много болтовни про инновации, но реально открываются новые газо-нефтепроводы и другие производства по переработке и перекачке сырьевых богатств куда-нибудь за кордон. И бюджет на 2012 год сбалансирован при цене нефти в 120 долларов. А нефть уже упала до 80.

Сырьё стоит очень дорого, когда его не хватает. А когда его избыток, пусть даже небольшой, оно падает в цене до минимума. Что, впрочем, отнюдь не мешает росту цен на бензин на автозаправках.

У нас ведь чрезвычайно монополизированный рынок. Он монополизирован практически полностью, но не формальными монополиями, а неформальными соглашениями между центрами сил — чиновниками, силовиками, бандитами с одной стороны и субъектами предпринимательства — с другой. Субъектов предпринимательства может быть много, но цена всё равно останется монопольной.

Это же выгодно — получать с каждой продажи доход побольше и потом «честно» его делить между уважаемыми людьми. Снижение цен такая модель экономики не предусматривает.

Но и это ещё не всё. Есть проблема износа основных фондов. Попросту говоря — большая часть нашего производства работает в цехах советской постройки, на станках советских времён, использует коммуникации и инфраструктуру советских времён и т.д. и т.п. Пока работает, пока крутится, но время от времени взрывается, тонет или падает.

Так вот, наша экономика в разных фазах мирового кризиса взлетает и падает, «как все», но, взлетая, каждый раз ударяется о «потолок» износа основных фондов. И этот потолок медленно, но неуклонно снижается.

И тут затронем кризис политический. Ничего по существу наша власть не делает. То ли верит в собственные сказки про инновации и промышленный рост (это не исключено, ведь честной статистики у нас уже нет, поэтому власть в принципе не может знать, что происходит в экономике), то ли верит в то, что само вырастет и образуется, согласно законам рынка и притоку инвесторов.

Никакого развития быть не может: власти не нужны компетентность и конкуренция в элите

Власть у нас глубоко консервативна, устроена на контроле и удержании, а также — на «рассадке» по ключевым постам своих родственников, друзей и знакомых. Даже не будем говорить о коррупции — сам факт, что ключевые назначения происходят по признаку родства или знакомства, означает, что никакого развития быть не может. Для развития нужны компетентность и конкуренция в элите. А нашей власти они не нужны.

Кризис цивилизационый заключается в том, что народ (все мы, то есть), не знает, чего ему надо, готов мириться, подстраиваться и принимать существующие правила игры. Мы утратили представления о том, что хорошо, а что плохо и бесконечно прогибаемся под гниющий мир.

Мир меняют романтики, идеалисты и оптимисты. Остались ли они в России?

Алексей Мазур

Оцените статью
Добавить комментарий