Повышение налогов в России: как это может сказаться на бизнесе?

Содержание

Последствия повышения налогов на 4,9% для малого бизнеса

Согласно указу президента, 2020 год будет объявлен Годом предпринимательства. По иронии судьбы именно к этому году малому бизнесу приготовлены новые «подарки». Последний из них был сделан совсем недавно: Минэкономразвития объявило об индексации коэффициентов-дефляторов, в результате чего выплаты по единому налогу на вмененный доход (ЕНВД), патентной системе налогообложения (ПСН) и торговому сбору увеличатся на 4,9% по сравнению с текущим годом.

Казалось бы, 4,9% — это не так уж много. Но дело в том, что это повышение нагрузки произойдет наряду с другими процессами, о которых сейчас почти не говорят. Общим результатом станет значительное повышение фискальной нагрузки на малый бизнес, и вместо планируемого роста малого бизнеса мы получим его сокращение.

С 2020 года сумма обязательных взносов ИП в Пенсионный фонд и ФОМС снова будет увеличена. Масштабы этого повышения значительно выше, чем упомянутые 4,9%: отчисления в Пенсионный фонд вырастут на 10,5%, а в ФОМС — на целых 22,4% (расчеты ИКСИ на основе ст. 430 п. 1 НК РФ, обсуждавшиеся в СМИ). При этом далеко не все ИП могут зачесть эти суммы при уплате своих налогов на доходы.

Как предполагается, после 2020 года ежегодное повышение взносов для ИП будет прекращено, поскольку эти платежи не будут зависеть от МРОТ. Но учитывая общие тенденции к постепенному повышению налоговой нагрузки, сложно поверить, что эти суммы не будут индексироваться по каким-то иным правилам, например через те же дефляторы.

И это не вся история со страховыми взносами, которые уже стали одним из главных видов фискальной нагрузки для российского бизнеса. Каждый год, согласно расчетам ИКСИ на основании опубликованных данных, на 10-12% индексируются пороговые суммы, начиная с которых применяются пониженные ставки взносов. А значит, для добросовестных плательщиков взносов, выплачивающих квалифицированным сотрудникам высокую заработную плату, нагрузка по страховым взносам ежегодно растет. При этом льготы по страховым взносам для малого бизнеса, к сожалению, доступны лишь отдельным категориям плательщиков.

Применять специальные налоговые режимы становится сложнее

Одним из наиболее серьезных изменений, ограничивающих применение спецрежимов, станет отмена ЕНВД с 2021 года. Сейчас этот налог уплачивают 2,1 млн субъектов малого бизнеса, из них 1,8 млн ИП. Таким образом, на ЕНВД находятся около 55% ИП, действующих в стране, и порядка 10% юрлиц (малых компаний). С 2021 года все они столкнутся с необходимостью изменения налогового режима. При этом для большинства из них наиболее вероятным будет переход на упрощенную систему налогообложения (УСН), при которой налог будет рассчитываться не от предполагаемого («вмененного») дохода, а от фактических поступлений, что во многих случаях эквивалентно повышению налоговой нагрузки.

Не менее важным изменением станет запрет на применение ЕНВД и патентной системы налогообложения при торговле товарами, подлежащими маркировке. В 2020 г. это в полной мере коснется торговли обувью, лекарственными средствами, текстильной, парфюмерной продукцией, автомобильными шинами и т. п. Учитывая, что в сфере торговли работает более половины российского малого бизнеса, изменения затронут значительное количество компаний и ИП.

Планы Минфина предполагают введение ограничений (см. ниже) и на новую налоговую систему для «самозанятых» — налог на профессиональный доход (НПД). После достаточно успешного старта этой системы в четырех пилотных регионах вместо распространения НПД на все регионы страны предполагается ввести этот режим только в «отдельных субъектах РФ». Обсуждаются также ограниченияна виды деятельности, которыми могут заниматься «самозанятые».

Имущественные налоги продолжают расти

В стране продолжается переход к расчету имущественных налогов по кадастровой стоимости: ежегодно уточняются и дополняются перечни объектов, которые подлежат обложению имущественными налогами по новой системе. Происходит и переоценка ранее проведенной кадастровой оценки, чаще всего в сторону ее повышения. Например, в прошлом году в СМИ активно обсуждалось 20%-ное повышение кадастровой стоимости для большинства объектов торговой недвижимости в Москве и Московской области.

И это касается не только компаний и ИП, являющихся собственниками недвижимости. Рост налоговой нагрузки по имущественным налогам приведет и к росту платы за аренду помещений и земельных участков, используемых малым бизнесом.

Малый бизнес продолжит сокращаться

Малый бизнес сейчас находится в ситуации, когда спрос на производимые товары и услуги ограничен из-за сокращения реальных доходов граждан, а расходы (как производственного, так и фискального характера) продолжают расти. Неизбежный результат этого — падение рентабельности бизнеса, в ряде случаев приводящий к его закрытию.

Собственно говоря, именно это и наблюдается в последнее время. Последние данные Реестра МСП на 10 октября 2019 года показывают (согласно расчетам ИКСИ на основе данных реестра МСП), что общее количество субъектов малого предпринимательства сократилось на 2% в годовом выражении. При этом число малых организаций (юрлиц) сокращается заметно более высокими темпами: на 15,3% в годовом выражении. Численность ИП пока продолжает расти. Однако повышение нагрузки в предстоящие год-два, которое описано выше, скажется главным образом на ИП. Именно они прежде всего столкнутся с повышением страховых взносов, ростом выплат по ПСН, ЕНВД и необходимостью перехода на другие режимы налогообложения. Поэтому с высокой вероятностью можно ожидать, что рост численности ИП в 2020-2021 годах замедлится, что повысит темпы сокращения числа малых предприятий.

Нацпроект «Малое и среднее предпринимательство» под вопросом

Национальный проект «Малое и среднее предпринимательство» предусматривает, что к 2024 году в сфере малого и среднего бизнеса должно быть занято 25 млн человек, а доля сектора в ВВП страны должна достигнуть 32,5%. На данный момент фактические показатели существенно (как минимум на треть) отстают от этих целей. В секторе малого и среднего бизнеса сейчас занято 19,1 млн человек (15,7 млн наемных работников и 3,4 млн ИП), а вклад малого и среднего бизнеса в ВВП России составит 22,9% в 2019-м.

Можно ли преодолеть это отставание за оставшиеся 5 лет? При продолжении существующих тенденций в экономике и экономической политике, конечно, нет. Выполнение этих задач требует принципиально иного подхода к развитию малого и среднего бизнеса. В сфере налоговой политики это означает отказ от любых действий, повышающих нагрузку на малый бизнес (как минимум на период реализации нацпроектов) и проработку налоговых стимулов для его участников, занимающихся инвестициями и инновациями, создающих рабочие места, осваивающих новые рынки, в том числе зарубежные. Крайне важно, чтобы эти стимулы имели не точечный, а широкий охват по всей стране. А значит, нужны не только инициативы от регионов по предоставлению таких стимулов, но и всесторонняя поддержка этих инициатив на федеральном уровне.

Рост налоговой нагрузки на бизнес и население в 2019-2020 гг.

Какие налоги повысились в 2019 году?

Какие налоги повысятся с 2020 года?

Рост поступлений налогов и их собираемость

Увеличение объема собираемости налогов напрямую связано с совершенствованием системы администрирования ИФНС. Ее реорганизация началась в 2013-м и с тех пор ежегодный прирост фискальных доходов составляет не менее 25%. Эффективность работы ИФНС обеспечивает использование следующих инструментов:

  • Автоматизированные системы контроля (АСК). С их помощью отслеживают возмещение и законность вычетов по НДС. АСК-1 заработала в 2013 г. Она позволила быстро и точно выявлять неправомерное возмещение НДС. АСК-2 запущена в 2015-м и нацелена на выявление незаконных вычетов.
  • Введение крупных штрафных санкций. Пени и штрафы за просрочку платежей, недоимки, неверно рассчитанные суммы налогов к уплате в 2019 году на порядок выше тех, что применялись еще 5 лет назад. Один из самых эффективных методов борьбы с неплатежами – это блокировка расчетного счета на двукратную сумму задолженности. Счет при этом не работает до 10 дней. Даже, если долг перекрыт раньше, банк счет активирует только по истечении этого срока.
  • Судебное взыскание задолженности. Более 70% решений выносится в пользу ИФНС. Таким пробюджетным подходом бизнес обязан именно инициативе ФНС. Если до 2015 г. суды старались выносить решения таким образом, чтобы не увеличивать нагрузку на бизнес, и лояльно снижали штрафные санкции, то теперь строго соблюдаются интересы госбюджета. Налоговики строго придерживаются порядка досудебного урегулирования спора, пытаясь получить причитающиеся им платежи без суда.
  • Система управления поведением налогоплательщиков. Открытость информации о результатах проверок, постоянный контроль за движением по счетам, встречные запросы документов и т.д. – все это побуждает честно платить предписанные законом сборы и взносы.
  • Продуктивное сотрудничество ИФНС и Центробанка. Реструктуризация банковской системы, внедрение современных платежных систем, эффективный обмен информацией между налоговиками и банками гарантирует прозрачность всех сделок. ИФНС видит все движения по счетам. Такое право закреплено за ней в ст. 86 НК РФ, и банки обязаны передавать данные инспекторам абсолютно по всем сделкам. Выявить расхождения по налоговой базе, указанной в декларации, и складывающейся из сведений о движении по расчетному счету, инспекторам несложно. Для этого даже не нужно запрашивать подтверждающие документы.

Применение всех вышеперечисленных инструментов обусловило стабильный рост собираемости налогов в РФ. В нижеследующей таблице отражены поступления в консолидированный бюджет за 2018-2019 гг.

Падение собираемости зафиксировано только по двум позициям: имущественные налоги и акцизы. Снижение первых объясняется ликвидацией налога на движимое имущество юридических лиц и изменением базы по расчету платежа на недвижимость – с 01.01.2019 г. по кадастровой стоимости. Причиной падения акцизных сборов является их стабильное увеличение. Многие компании и предприниматели прекратили реализацию алкогольной и табачной продукции, отдав предпочтение более дешевым и стабильным товарным направлениям.

Читайте также:  ТОП 11 сервисов для создания сайтов самому

Налоговая нагрузка на бизнес

Планомерное увеличение нагрузки не велико – повышение налогов и сборов на 3-5% не существенно снижает прибыль от коммерческой деятельности. Но, такой прирост обязательных платежей из года в год в итоге выливается в существенные убытки. То, что кормило бизнесмена с наценкой в 30-35% становится убыточным и теряет смысл. То, что приносило более солидную прибыль, утратило былую рентабельность – полученных доходов едва хватает на налоги, зарплату и содержание бизнеса.

По данным Минэкономразвития с августа 2018-го по август 2019 гг. в России закрылось 667,9 тыс. юридических лиц и ИП из категории МСП. Экспертам FinExpertiza удалось установить, что в 80 российских регионах число закрывшихся юрлиц превысило количество открывшихся. Лидером этого антирейтинга стала Калининградская область – в 2018-м здесь закрылось 6 809 компаний, а открылось всего 1 548. В Дагестане на 990 открывшихся организации пришлось 5 061 закрывшихся. Превышение числа закрывшихся компаний над количеством открывшихся сформировался еще в 2016-м и уверенно держится.

Основными причинами закрытия стали:

  • Увеличение НДС с 18 до 20% в 2019 году.
  • Отмена сниженных тарифов на страховые взносы для упрощенцев, патентщиков и вмененщиков.
  • Внедрение обязательной ККТ.
  • Падение спроса по причине снижения покупательской способности.
  • Отсутствие мер по улучшению делового климата.

Предпринимателям в целях компенсации затрат на бюджетные выплаты приходится поднимать отпускные цены и снижать издержки. Речь идет об отказе от целых направлений деятельности, сокращении штата, снижении фонда оплаты труда. В итоге рентабельность бизнеса снижается до критического уровня и редко превышает ключевую ставку ЦБ.

Налоговая нагрузка на население в РФ

Собственно налоговая нагрузка на граждан определяется следующими платежами:

  • НДФЛ – 13%. Его за сотрудника платит работодатель, но из заработка первого он удерживается в полном объеме за исключением суммы вычета. Соответственно рост налога на доходы физлиц автоматически снижает их реальные доходы.
  • НДС (скрытый) – 20%. Платят его в бюджет не граждане, а продавцы, реализующие товары и услуги. Но, они включают его в стоимость и в полном объеме взимают с населения. Ри каждой покупке гражданин автоматически платит НДС.
  • Налог на имущество, ЖКХ, ОСАГО и прочие скрытые платежи – около 5%. Граждане платят налог на недвижимость, землю и транспортные средства. Его расчет по кадастровой стоимости существенно увеличил фискальную нагрузку на население. Его максимальная ставка составляет от 0,1 до 2% от кадастровой стоимости недвижимости и зависит от стоимости объекта. Платят его только собственники недвижимости один раз в год. Коммунальные и страховые платежи условно относятся к скрытым налогам.
  • Страховые взносы – 30,2%. К ним относятся взносы в ПФР, ФОМС и ФСС.
  • Акцизы – 8%. Они включаются в стоимость товаров. Повышение акцизов моментально вызывает рост цен и затрат граждан. Получается, что от увеличения акцизных платежей страдают не только бизнесмены, но и их покупатели.
  • Штрафные санкции и госпошлины. Пени и недоимки по налогам, штрафы ГИБДД и по КоАП, госпошлина тоже относится к обзательным отчислениям, так как поступают в итоге в госбюджет.

В итоге получается, что любой гражданин РФ больше 60% своих доходов отдает государству в виде налогов, сборов и скрытых платежей.

Как компании уходят от налогов

В целях выявления недобросовестных налогоплательщиков 13.07. 2017 г. Минфин в соавторстве с ИФНС и СК РФ выпустил письмо № ЕД-4-2/13650@, содержащее подробные инструкции по установлению умысла руководства компаний в неуплате налогов. Следование этому регламенту позволяет сотрудникам ИФНС без труда выявлять уклонистов.

Самыми популярными на 2019-й являются следующие:

  • Фиктивные сделки. Речь идет о фиктивных документах между контрагентами с целью завышения расходов или занижения доходов, что в свою очередь ведет к снижению базы по НДС и налогу на прибыль.
  • Дробление бизнеса. Применялось при УСН: при достижении лимита дохода по одной компании дальнейшие сделки оформлялись через другую, принадлежащую тем же лицам, расположенную по тому же адресу и ведущую тот же вид деятельности.
  • Льготные налоговые ставки. Самая популярная схема подразумевает сделку с компанией, ведущей деятельность в ОЭЗ. Ей, попадающей под нулевую ставку налога на прибыль, переводятся активы: здания, техника, транспорт. Вторая компания (реальный собственник активов) арендует их у первой. В результате первая, имея явный доход, не платит налог на прибыль (действует льгота), а вторая снижает базу за счет увеличения расходов на аренду.
  • Замена договора. Чтобы не платить НДС с полученного аванса, компании подменяют сделку купли-продажи договором комиссии или займа. После оформления отгрузки «займ» отражается в расчетах.Использование договора лизинга вместо купли-продажи позволяет намного быстрее списать стоимость приобретенного по нему основного средства в расходы и снизить базу налога на прибыль. При купле-продаже недвижимости замена типового договора реализацией доли в уставном капитале не попадает под НДС. Создав специально для продажи здания ООО с минимальным уставным капиталом и внеся в него сумму, необходимую для покупки недвижимости, продавец рассчитывается ею с реальным собственником недвижимости – своей же организацией. Далее оформляется договор о продаже доли в этом ООО – ее покупает новый собственник здания. В результате сделка по приобретению объекта недвижимости на юрлицо не попадает под НДС, а созданное для нее ООО нужно только для проведения одной операции.
  • Работа через фирмы-однодневки. Они нужны для создания фиктивного документооборота с целью снижения налогооблагаемой базы.
  • Документооборот и расчеты с субподрядчиками, не осуществляющими деятельность. Оформление документов и платежей с компаниями-посредниками также нацелено на снижение налогов к уплате. В реальности субподрядные организации в исполнении сделки участия не принимают. Перечисленные им средства затем возвращаются, как ошибочно перечисленные или в связи с расторжением договора.

Все вышеперечисленные схемы хорошо известны сотрудникам ИФНС, но требуют неопровержимой доказательной базы.

Минфин объяснил, зачем увеличивать налоги для нефтяников

Предложение повысить налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для нефти и ввести НДПИ для попутного нефтяного газа – вынужденная мера: при предоставлении налоговых вычетов Приобскому месторождению возникают выпадающие доходы бюджета в 60 млрд руб. и их надо чем-то компенсировать, сообщил «Интерфаксу» директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазанов.

Минфин предлагает повысить налоговую нагрузку на нефтяную отрасль, если Приобскому месторождению будут предоставлены налоговые льготы, сообщил 22 августа «Коммерсантъ».

Приобское месторождение разрабатывают «Роснефть» (северную часть) и «Газпром нефть» (южную). 21 августа первый вице-президент «Роснефти» Павел Федоров сообщил, что президент России Владимир Путин одобрил льготы той части Приобского месторождения, что разрабатывает «Роснефть». Налоговый вычет госкомпании составит 46 млрд руб. в год на протяжении 10 лет, а суммарный положительный эффект для бюджета от этих послаблений – 660 млрд руб., обещал Федоров, а общий эффект для экономики оценил в 5 трлн руб.

Сдерживание цен на бензин снизит дивиденды «Роснефти»

«Оно [предложение Минфина] связано исключительно с принятым решением о новой льготе для Приобского месторождения. Цена этой льготы – 60 млрд руб. в год (при цене нефти в диапазоне $55– 60 за баррель). На долю фонда национального благосостояния из них придется 28 млрд, а на базовые доходы бюджета – 32 млрд руб., – объяснил Сазанов «Интерфаксу». – Это те доходы, которые в том числе уже заложены в бюджет на финансирование национальных проектов. Их нельзя просто отдать, нужно искать компенсацию, чтобы полностью финансировать уже учтенные в бюджете расходные обязательства. Мы ищем источники компенсации, и повысить НДПИ для попутного газа – один из них. У нас нет другого выбора».

Приобское месторождение – одно из крупнейших у «Роснефти»: добыча – около 24 млн т нефти в год, или около 11% всей добычи компании (159 млн т за январь – сентябрь 2018 г.). В 2017 г «Роснефть» добилась снижения НДПИ (суммарно 350 млрд руб. за 10 лет) для другого крупного месторождения компании – Самотлорского (10% добычи).

«Газпром нефть» просит вычета на 13,5 млрд руб. с 2020 г., сообщал «Коммерсантъ».

В обмен на льготы компании обещают увеличить добычу нефти на месторождении.

Предложение Минфина может вести к повышению внутренних цен на нефть, это негативно скажется на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях, говорит главный стратег «Универ капитала» Дмитрий Александров. Потребуется введение новых корректирующих механизмов для отдельных нефтеперерабатывающих компаний, иначе их маржа снизится, отметил он.

Решение Минфина – логичное продолжение политики ручного регулирования отрасли, говорит эксперт Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерина Грушевенко: «Такой подход [наполнить бюджет здесь и сейчас любой ценой] не позволяет осуществлять долгосрочное стратегическое планирование, как на уровне компаний, так и на уровне регуляторов, того же Минэнерго. Это становится практически невозможным, потому что помимо массы неопределенных внешних факторов нефтяного рынка добавляются непредсказуемые внутренние правила игры, которые могут меняться едва ли не ежегодно».

Вероятно, что после одобрения льгот для «Роснефти» и повышения НДПИ по другим месторождениям другие компании также смогут добиться льгот – например, та же «Газпром нефть» для другой части Приобского месторождения, рассуждает она. «По логике снова придется повышать налоги для прочих месторождений. Кстати, такая тенденция видна уже сейчас: масса новых месторождений имеют те или иные преференции, при этом зрелые традиционные месторождения Западной Сибири, которые обеспечивают до половины добычи нефти в России, обложены налогами максимально, – говорит Грушевенко. – В итоге вся отрасль живет короткими циклами: от одного решения до другого. Это может крайне негативно сказаться на долгосрочных объемах добычи нефти, поскольку каждая следующая добытая бочка нефти достается все труднее и требует все более технологичных подходов и новых решений, которые, в свою очередь, требуют времени и средств».

При постоянном увеличении налогов инвестиции добывающих компаний будут сокращаться, при том что маржинальность многих их проектов и без того низка, отчего и требуются первичные льготы, добавляет Александров: «В итоге такой механизм фактически приводит к вынужденному «соревнованию за льготы».

«Ведомости» ожидают комментарий «Роснефти».

Повышение налогов на малый бизнес ускоряет обеднение россиян

За 2019-2020 годы правительство стрясет с мелких предпринимателей дополнительные 7,4%

Неприятной новостью для предпринимателей стали недавние заявления Минэкономразвития — в 2020 году на 4,9% повысится единый налог на вмененный доход (ЕНВД), вырастет торговый сбор и вдобавок подорожает заменяющий налоги патент. В нынешнем году рост этих же налогов уже составил 2,5%. Для ЕНВД это грядет самое значительное повышение с 2015 года, когда налог подняли сразу на 7,5%. Примечательно, что с 2021 года Минфин не собирается продлевать действие ЕНВД на территории России, поскольку крупный бизнес уходит от налогообложения, прячась под личиной мелкого. Однако малое предпринимательство на это время станет для правительства «дойной коровой» — раз уж налог скоро отменять, то почему бы не стрясти с бизнесменов побольше денег?

Читайте также:  Бизнес на продаже бельгийских вафель

В самом Минэкономразвития утверждают, что предлагали заморозить индексацию налогов для малого бизнеса, однако с ними не согласилось Министерство финансов. По данным ведомства, ЕНВД в России применяют около 280 тысяч организаций и 1,8 миллиона индивидуальных предпринимателей.

Исходя из важности темы, фракция «Справедливая Россия» внесла в Госдуму законопроект об изменении порядка вступления в силу новых актов налогового законодательства. Предлагаемые поправки в Налоговый кодекс (НК) должны повысить предсказуемость изменений законодательства о налогах. Эсеры считают, что необходимо установить запрет на введение новых сборов в период с 1 сентября по 31 декабря, чтобы у налогоплательщиков не возникла ситуация, при которой им приходилось бы в течение последнего месяца года приспосабливаться к новым правилам.

«Мы считаем, что у нас осталось не так много точек роста при такой экономической политике, которую проводит правительство. Экономический рост должен быть, и он насущно необходим! Малый бизнес как раз и может быть той точкой роста при адекватном к нему отношении. Правительство же ведет себя неадекватно. Очередное повышение налогов удушает малый бизнес, поэтому мы и хотим ввести мораторий», — прокомментировал инициативу первый замруководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Михаил Емельянов.

Ранее с резкой критикой новой инициативы Минэка выступил лидер КПРФ Геннадий Зюганов. «Я бы давно уже освободил от налогов малый и средний бизнес и сделал бы все для того, чтобы обложить крупными налогами миллионеров и миллиардеров», — высказался он на пресс-конференции по федеральному бюджету 8 октября и вновь призвал ввести прогрессивную шкалу налогообложения.

Однако пока малый бизнес от налогов не освобожден, имеем то, что имеем. Одной рукой государство декларирует всяческую поддержку начинающим и мелким предпринимателям, а другой — повышает им налоги и вводит косвенные сборы. Так или иначе любое повышение нагрузки на бизнес, а в данном случае — повышение так называемой вмененки (ЕНВД), в конечном итоге отразится на потребителе, и сейчас объясним почему.

Сколько россияне отдают налогов в государственную казну? (Спойлер — много)

Что такое ЕНВД, патентная система налогообложения и торговый сбор

Единый налог на вмененный доход оплачивается предпринимателями с потенциально возможного дохода. В зависимости от региона, его ставка составляет от 7% до 15%. Перечень предпринимательской деятельности, в отношении которой применяется ЕНВД, достаточно широк. Ежедневно услугами такого бизнеса пользуются миллионы россиян:

  • бытовые услуги;
  • ветеринарные услуги;
  • ремонт, техническое обслуживание и автомойка;
  • автопарковка и автостоянка (за исключением штрафстоянки);
  • автоперевозка пассажиров и грузов, но не более 20 транспортных средств;
  • розничная торговля, осуществляемая через магазины и павильоны с площадью торгового зала не более 150 квадратных метров;
  • розничная торговля, осуществляемая через объекты стационарной торговой сети, не имеющей торговых залов, а также объекты нестационарной торговой сети;
  • общественное питание с площадью зала обслуживания посетителей не более 150 квадратных метров;
  • гостиницы общей площадью не более 500 квадратных метров и другое.

Почти с тем же самым мы имеем дело, когда говорим и о патентной системе налогообложения. Ее выбирают предприниматели, которые имеют не более 15 наемных рабочих и снова в тех же сферах: услуги ремонта, ателье, парикмахерские, сдача недвижимости в аренду и прочее.

Торговый сбор пока что введен только в Москве, но его имеют право ввести еще два города федерального значения — Санкт-Петербург и Севастополь. Им облагаются организации и индивидуальные предприниматели, которые занимаются торговлей в магазинах, киосках, палатках, на рынках и на складах, после приобретения клиентом товара в интернет-магазине.

Проще говоря, автомобилистам придется теперь платить больше за шиномонтаж или на автомойке, нуждающимся в стрижке — раскошелиться еще на 5%, дороже станет отремонтировать телефон или другие бытовые приборы, подорожают услуги лечения домашних питомцев, такси, общепит, ну и, естественно, вырастут цены на продукты в небольших ларьках.

Повышение НДС и НДФЛ больно ударит не только по населению, но и по бизнесу

«Мы вынуждены поднимать цены для населения»

Как объяснил Daily Storm один из владельцев малого предприятия в сфере услуг, теперь, чтобы платить меньше налогов, придется сокращать площадь занимаемого помещения, от которого и зависит сумма ЕНВД.

«Но если я сокращу площадь занимаемого помещения, то я целенаправленно сокращу и обороты своего бизнеса. Мне придется сократить свои основные фонды, оборудование, поскольку мне же его надо где-то содержать, а соответственно — уменьшаю количество своих клиентов. Вот и вся математика!» — жалуется он.

Собеседник отмечает, что растущая налоговая нагрузка сказывается негативно не только на самом бизнесе, но и на потребителе.

«Подняли ставку НДС в прошлом году — что произошло? Подорожали грузоперевозки. Почему? Потому что бензин стоит денег и в него тоже входит НДС. Если подорожала логистика, значит, подорожает и стоимость товаров, которые перевозятся по всей стране. Я должен был заплатить этот процент за логистику, значит, чтобы компенсировать затраты, я накидываю этот процент на выходную стоимость. Конечно, повышение цен в цепочке ложится на потребителя, который выплачивает мои издержки по всей цепочке», — объясняет предприниматель, как цены напрямую зависят от решений правительства.

Одна из главных проблем российского бизнеса заключается в том, что даже те поблажки, которые дает государство, на деле превращаются в хождение по мукам. Вот, к примеру, есть такая полезная вещь для новоиспеченных предпринимателей, как налоговые каникулы — возможность не платить налоги два года после регистрации бизнеса. Однако оказывается, что право на налоговые каникулы нужно доказать.

«Ты должен грызть контролирующие органы, чтобы они вспомнили, что есть вообще есть такая вещь, — рассказал о своем опыте наш собеседник. — Налоговики дерут нас за все. Не сдал отчетность? Не заплатил налоги вовремя? Получи штрафы, получи пени. Ничего не платишь? Не из чего пока платить, поскольку нужно закупить все необходимое для работы, платить зарплаты и за аренду помещения? И тут на тебя подают в суд, накладывают арест на банковский счет. Неважно, есть ли у тебя налоговые каникулы или нет — пойди докажи для начала, что имеешь на них право».

Безудержный рост цены на бензин, или Еще один инструмент для пополнения бюджета

Нужно понимать, что рекордное с 2015 года повышение коэффициента-дефлятора, а вслед за ним и рост ЕНВД, стоимости патента и торгового сбора на 7,4% в 2020 году повлечет для россиян лишь новые издержки. В условиях стагнирующей экономики, которая за восемь месяцев 2019 года показала рост ВВП на 1,1%, в условиях сжатия платежеспособного спроса и падения уровня жизни, повышение налоговой нагрузки на предпринимателей нанесет удар в первую очередь по жителям регионов, где и так экономят каждую копейку.

Член президиума Столыпинского клуба и экспертного совета «Деловой России», экономист и финансовый аналитик Владислав Жуковский в разговоре с Daily Storm назвал лукавством заявления властей, согласно которым население не заметит повышения налогов для предпринимателей.

«Все это абсолютная ложь, о чем бы ни говорили. Всегда все издержки производителя товаров и услуг оплачивает конечный потребитель. Все это раскручивает маховик инфляции и провоцирует рост цен, что, естественно, негативно сказывается на платежеспособности населения», — говорит Жуковский.

Экономист отметил, что все издержки без исключения не получится возложить на плечи россиян, а это значит, рост налогов приведет к закрытию тысяч предприятий малого бизнеса по всей России, особенно вне крупных городов.

«У них оборот в основном несколько сотен тысяч рублей в год, в лучшем случае — несколько миллионов. Денег на финансирование оборотного капитала не будет, на капитальные вложения точно не останется. Сюда же присовокупим возросшую в прошлом году с 18% до 20% ставку НДС. Большинство микропредприятий закупают товары у юридических лиц, оплачивая в цене товара этот самый НДС. Сюда же добавляем кадастровую оценку недвижимости, рост тарифов на электроэнергию, газ, отопление и многое другое. После чего получаем, что власти делают все возможное, чтобы в России просто не было малого бизнеса», — объясняет он.

Единственный положительный эффект от повышения налогов — пополнение федерального бюджета. Однако в данном случае не совсем понятно — зачем? Повышение налоговой нагрузки для малого бизнеса на несколько процентов не принесет в казну существенных денег — в лучшем случае несколько десятков миллиардов рублей. Для государства это не так много, но для каждого владельца малого бизнеса это существенные затраты. Что уж говорить про россиян, к которым снова залезают в и так уже прохудившийся карман.

Напомним, в начале октября Федеральное казначейство сообщило, что консолидированный бюджет январе-августе 2019 года исполнен с профицитом почти четыре триллиона рублей. Доходы консолидированного бюджета за этот период составили около 25,7 триллиона рублей, расходы — примерно 21,7 триллиона.

Зюганов, Левченко и Клычков представили рецепты выхода России из кризиса

Издание «Daily Storm» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379 Учредитель: ООО “ОрденФеликса”, Главный редактор: Сивкова А.С.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

Сообщения и материалы информационного издания Daily Storm (зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379) сопровождаются гиперссылкой на материал с пометкой Daily Storm.

*упомянутые в текстах организации, признанные на территории Российской Федерации террористическими и/или в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности. В том числе:

Признаны террористическими организациями :«Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»),«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского», Международное религиозное объединение «АУМ Синрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph)

Читайте также:  Бизнес план: как открыть магазин детского питания

Деятельность запрещена по решению суда : Межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия», Межрегиональная общественная организация «Движение против нелегальной иммиграции», Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА – УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Межрегиональное общественное объединение – организация «Народная Социальная Инициатива» (другие названия: «Народная Социалистическая Инициатива», «Национальная Социальная Инициатива», «Национальная Социалистическая Инициатива»), Межрегиональное общественное объединение «Этнополитическое объединение «Русские», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», Общественное объединение «Меджлис крымскотатарского народа», Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации:,Межрегиональное общественное движение «Артподготовка»

Не тот маневр

Нужно ли России снижение налогов

В конце 2011 года тогда еще премьер-министр России Владимир Путин заявил, что стране необходим “налоговый маневр”. По его замыслу, налоговая реформа должна способствовать развитию отечественной экономики. К весне 2012 года появились различные варианты “маневра”, среди которых оказалось и предложение радикально снизить налоги. О том, насколько реально последнее, “Лента.ру” спросила у экспертов.

Поскольку Путин не обозначил даже хотя бы приблизительных направлений “налогового маневра”, совершенно разносторонней информации о грядущей реформе появилось много. В феврале СМИ написали, что “маневр” будет представлять собой повышение налогов, в том числе и НДС. Однако, пока официально подтверждено только повышение ставок налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

В марте министр экономического развития России Эльвира Набиуллина заявила, что реформа будет подразумевать перенос части нагрузки с инвестиций и производства на потребление. Предполагается, что таким образом правительство поддержит предпринимателей. В конце апреля свои налоговые предложения подготовил Минфин.

С альтернативным вариантом “налогового маневра” выступили и предприниматели. Организация “Деловая Россия”, на встрече с которой Путин в декабре анонсировал “маневр”, предложила кардинально уменьшить нагрузку на бизнес. По замыслу организации, базовые ставки по страховым взносам, НДФЛ (налогу на доходы физических лиц) и прибыли необходимо снизить до 15 процентов. По страховым взносам снижение составит два раза. В “Деловой России” рассчитывают, что потери бюджета от реформы будут компенсированы за счет роста налогооблагаемой базы.

Заявления о том, что налоговая нагрузка на бизнес в России является непосильной и ставки необходимо снижать, появляются регулярно. “Лента.ру” поговорила с экспертами, чтобы выяснить, возможно ли снижение налогов и что оно может дать.

Руководитель научного направления “Макроэкономика и финансы” Института экономической политики имени Е.Г. Гайдара, доктор экономических наук Сергей Дробышевский

Первый вопрос общий: как вы оцениваете существующую налоговую систему России в целом? Насколько значительна нагрузка на экономику?

Она соответствует структуре экономики. Я имею в виду, что у нас примерно половина федерального бюджета состоит из налогов с сырьевого сектора. Ну а если говорить о ее проблемах, то одна из них заключается в непредсказуемости изменения ставок. В качестве примера – ставка страховых взносов. Сначала она была установлена на одном уровне, потом ее подняли, а затем снова опустили. На втором месте – сложности администрирования налогов, взаимодействия налогоплательщиков с налоговыми органами.

А если говорить именно о размере налогов? Та же ставка страховых взносов – когда ее поднимали в 2010 году, бизнес заявлял, что нагрузка непосильна.

Безусловно, после повышения страховых взносов нагрузка на бизнес стала выше, чем в других сопоставимых с Россией по экономическим показателям странах. Но нельзя забывать о том, что с точки зрения бюджетных обязательств наша экономика намного ближе к развитым странам, нежели к развивающимся.

Это и вынуждает поддерживать высокие ставки?

Еще раз: с точки зрения страховых взносов у нас ставки сверхвысокие, их необходимо снижать, а с точки зрения остальных налогов ставки мы вынуждены поддерживать, исходя из объема бюджетных обязательств. Мы считаем, что снижение по схеме 15-15-15 абсолютно нереально. Сокращение трех базовых налогов до 15 процентов, предлагаемое “Деловой Россией”, невозможно компенсировать какими-то другими налогами.

Но ведь считается, что уменьшение ставок приводит к росту налогооблагаемой базы – предприниматели начинают выходить из тени, будет расти бизнес и так далее.

Страховые взносы являются главным источником денег для российского Пенсионного фонда. За последние годы ставка социального налога менялась несколько раз. До 2010 года в России действовал ЕСН со ставкой в 26 процентов. Потом он был заменен на страховые взносы в размере 34 процентов. Из-за кризиса увеличение ставки перенесли на 2011 год. С начала 2012 года, из-за ухода компаний “в тень” и многочисленных протестов предпринимателей, размер страховых взносов снизили до 30 процентов. Очередное повышение планируется в 2014 году, но против этого выступают Минэкономразвития и Минфин.

Во-первых, какие-либо систематические доказательства из российского и даже международного опыта, что снижение налогов само по себе и без каких-либо других мер приводит к росту поступлений, отсутствуют. Можно привести отдельные кейсы, когда после уменьшения ставок происходил некоторый рост поступлений налогов. Но в целом говорить, что доказанная взаимосвязь есть, нельзя.

Второе. Даже если и наблюдается рост доходов, то это происходит через некоторое время, причем точно установить, когда это произойдет, невозможно. Это может произойти через год, два, три или пять лет. А вот социальные обязательства и другие обязательства бюджета существуют и сегодня, и завтра, и через год. Снизить налоги сейчас и на неопределенное время остаться без доходов бюджета, не будучи твердо уверенными, что через какое-то время будет рост доходов, мы считаем безответственным.

С нашей точки зрения, в России главная проблема в том, что бизнесу мешают развиваться все-таки не налоги, а другие административные, чиновничьи барьеры, коррупция и так далее. Поэтому само по себе снижение налогов, при том что другие негативные факторы полностью останутся, может не иметь вообще никакого значения. Намного больший эффект может дать как раз снижение прочих административных барьеров в действующей налоговой системе, что также даст рост поступлений налогов.

Председатель комитета по учету и налоговому администрированию “ОПОРЫ России” Михаил Орлов

Являются ли, на ваш взгляд, высокие ставки по налогам проблемой российского бизнеса?

Естественно, любой предприниматель всегда скажет, что налоги надо снижать и здесь “ОПОРА” не будет исключением. Если правительство предложит инициативу по снижению налогов, то мы ее, безусловно, поддержим. Но здесь есть сложности.

Во-первых, нужно понимать, что налоговое бремя складывается из двух частей. Первая – это собственно налоговая нагрузка, фискальная нагрузка в виде той суммы, которую необходимо платить в качестве налога. А второе – это технические проблемы, административные издержки, которые несет бизнес, когда пытается исполнить требования налогового законодательства.

Если мы говорим о нашей налоговой системе, то у меня есть твердое убеждение, что ее проблемы не в том, какие у нас налоговые ставки. Ставки у нас на самом деле не очень высокие, и Минфин не сильно лукавит, когда говорит, что ставки находятся на уровне, а в ряде случаев ниже уровня экономически развитых стран.

Проблема нашей налоговой системы заключается в следующем: нормы законодательства настолько запутаны, что правильно применить их не представляется возможным даже самому добросовестному налогоплательщику. Риск того, что фирма неправильно исчислит налог и уплатит его, а потом “нарвется” на штрафные санкции, а в некоторых случаях даже на уголовную ответственность, достаточно велик.

Поэтому, приветствуя любую инициативу по снижению налоговых ставок, могу сказать, что этот вопрос, скорее всего, не является первоочередным. Нужно начинать с тех проблем, которые накопились в каждом налоге.

Но все же, вы поддерживаете предложение по радикальному снижению ставок?

Что касается идеи, которую высказала “Деловая Россия”, то не хотелось бы, чтобы предложения по снижению налоговых ставок оказались просто популистской кампанией. Идея “15-15-15” очень красиво звучит, но чем она отличается, например, от некой схемы “7-7-7”? Мне кажется, она столь же поверхностна.

Мы понимаем, что снижение налогов до этого уровня приведет к тому, что государство недополучит колоссальные деньги. Речь, по всей видимости, будет идти о сумме на уровне триллиона рублей. Маловероятно, что государство готово будет отказаться от этого триллиона рублей и просто подарить его налогоплательщикам. По всей видимости, государство доберет эти деньги с другой стороны.

В то, что мы сможем компенсировать расширяющейся налоговой базой выпадающие доходы от НДС, я не верю. Если ценой такой реформы будет, например, увеличение ставки налога на имущество физических лиц, сокращение количества льгот, которые предоставляются по налогу на прибыль, сокращение числа фирм, которые смогут воспользоваться упрощенной системой налогообложения, – то я голосую против такой реформы.

Что касается идеи компенсации дохода за счет увеличения нагрузки, скажем, на сырьевые отрасли, за счет повышения налога на добычу полезных ископаемых – могу сказать, что это утопия. Если и есть какие-то резервы по повышению нагрузки на нефтяной бизнес и на газовую отрасль, то, по всей видимости, они не сопоставимы с теми потерями, о которых мы говорим, если мы готовы обсуждать концепцию “15-15-15”.

Часто можно услышать мнение, что необходимо перераспределить налоговую нагрузку с капитала и труда на потребление или на уже имеющееся имущество. На ваш взгляд, может ли это поддержать бизнес?

Такая точка зрения имеет право на существование, но есть одно “но”. С одной стороны, нужно снижать налоговую нагрузку на капитал, на производственные фонды, на производство как таковое. Но просто переносить ее на потребление, я думаю, не очень правильно. Ведь мы должны не только произвести что-то в России, но еще и потребить это. Если мы сократим потребление в стране, то это негативно скажется на производстве. Конечно, если мы не думаем, что вся экономика России будет производить военную технику либо технологии для производственных компаний и оборонных предприятий.

Конечно, с точки зрения политического лозунга очень красиво звучит фраза “необходимость ввести налог на роскошь”. Меня тоже иногда раздражают олигархи, которые покупают за бешеные деньги яхты и корабли. Но давайте просто отдавать себе отчет, что они будут покупать то же самое, просто не в России, а за рубежом.

Нет, я предпочел бы все-таки, чтобы эти деньги тратились в России. И с этой точки зрения я бы не стал поддерживать идеи об увеличении налоговой нагрузки на потребление.

Оцените статью
Добавить комментарий