В заложниках: Европа не сможет добывать на своей территории газ в нужных

Европа не сможет переварить больше американского СПГ

В следующем году США планируют выбросить на мировой рынок дополнительно 29 млрд кубометров газа в виде СПГ. И если Китай не выполнит свои обещания в разы увеличить импорт американского газа, то Европа не сможет переварить дополнительные объемы.

В 2019 году Европа стала премиальным рынком для СПГ. Из-за снижения цен на газ по всему миру европейское направление стало самым выгодным. В том числе для американского СПГ. По данным EIA и ICIS, в 2019 году его экспорт в Старый Свет вырос в 5 раз — до 18,3 млрд кубометров. Таким образом сжиженный газ из Соединенных Штатов составил в общем импорте СПГ в Европу 24%.

В 2020 году в Соединенных Штатах планируют увеличить мощности по производству сжиженного газа и выбросить на рынок 29 млрд кубометров в виде СПГ. В январе Китай подписал с США промежуточное торговое соглашение и обязался за два года дополнительно купить американских энергоносителей на $ 52 млрд. При этом Пекин не отменяет импортных пошли и эксперты подозревают, что Китай не станет тем местом, куда США поставят дополнительные объемы СПГ.

Однако и Европа не сможет переварить дополнительные объемы сжиженного газа из Соединенных Штатов, полагают эксперты. После того как стало известно, что транзит российского газа через Украину сохраняется, европейские трейдеры снизили текущие закупки и начали активно использовать рекордные запасы, накопленные в хранилищах. Они, однако, настолько велики, что в следующем году, очевидно, трейдерам придется снизить закупки газа.

По данным мониторинговой ассоциации GIE, с начала отопительного сезона из хранилищ стран ЕС отобрали 24,4 млрд кубометров газа. Это на 3 млрд кубометров меньше, чем в прошлом сезоне. Однако запасы накопили рекордные и остатки в хранилищах на 19 января составляли 78,6 млрд кубометров. На ту же дату прошлого года — 62,9 млрд кубометров.

«Европейским хранилищам пришлось сбалансировать переизбыток газа в 2019 году, и они по-прежнему заполнены. И хотя по всему миру не будет такого увеличения спроса, чтобы поглотить дополнительные объемы американского СПГ, при цене в $ 2 за MMBTU ($ 71 за тысячу кубометров) на американском рынке его экспорт будет сложно остановить», — написал в Twitter аналитик S&P Global Platts Джеймс Хакстеп.

Как сообщало EADaily со ссылкой на Bloomberg, в США добывают уже столько газа, что его переизбыток чувствуется и в самой стране — добывающие компании несут миллиардные убытки из-за крайне низких цен и даже крупным грозит банкротство. Возобновление и резкий рост экспорта газа в Китай при этом считается наилучшим вариантом. «Многие американские экспортеры надеются, если не молятся, чтобы Китай действительно увеличил импорт американского СПГ», — сказал газовый аналитик S&P Global Platts Рич Редаш.

Сейчас газ торгуется на самой ликвидной бирже Европы TTF по $ 115 за тысячу кубометров, и S&P Global Platts прогнозирует, что летом следующего года цена может упасть до $ 100. Это в первую очередь ударит по закупкам американского СПГ, так как российский и норвежский газ и катарский СПГ, например, поставляются в основном по долгосрочным контрактам и цены в них выше рыночных.

Напомним, что еще в октябре аналитик Оксфордского института энергетических исследований Майк Фулвуд спрогнозировал, что к лету следующего года цены на газ в Европе, которая является основным рынком сбыта для «Газпрома», упадут до $ 70 за тысячу кубометров. «Европа долго была балансирующим рынком для мировых поставок СПГ и очень хорошо выполняла эту роль последние 12 месяцев, импортировав 105 млрд кубометров — на 75% больше показателей предыдущего периода. За это время цены на биржах TTF и NBP упали до уровня менее $ 140 за тысячу кубометров в третьем квартале. Европа всосала в себя излишки СПГ, снижая потребление угля при энергогенерации и наполняя хранилища. Если предстоящая зима будет обычной по температурному режиму и даже немного прохладнее, а спрос на газ в Азии вырастет, то Европа снова сможет потребить излишки СПГ. Однако в случае более теплой зимы и слабого роста в Азии мы увидим слабый отбор газа из хранилищ и низкие потребности в их заполнении следующим летом. Такой сценарий грозит падением цен в Европе до $ 70 за тысячу кубометров следующим летом», — писал в отчете аналитик Оксфордского института энергетических исследований. Майк Фулвуд предполагал, что сбой украинского транзита может привести к росту цен на газ, однако, как известно, этого не произошло. Американские санкции при этом задержали окончание строительства «Северного потока — 2», но в течение этого года проект запустят.

Глава СПГ-дивизиона международного трейдера Vitol Пабло Галанте Эскобар в то же время рассказывал, что уже в прошлом году некоторые терминалы СПГ в США были близки к остановке. «И неправильно говорить, что таких остановок в мире не было. Правительство Индонезии сократило экспорт из-за низких цен. В следующем году я ожидаю, что остановки продолжатся и достигнут США», — рассказывал он изданию Petroleum Economist. Он добавил, что перепроизводство СПГ в следующем году составит по всему миру 44 млрд кубометров и «могут быть остановки добычи в США следующим летом, потому что экономика уже не оправдает движение молекул».

О грядущей экспансии СПГ США в Европе и газовой игле РФ (и не только)…

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 5 ЗР
  • 2 часa промо-показов 10 ЗР
  • 3 часa промо-показов 15 ЗР
  • 4 часa промо-показов 20 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Очень многие авторы на самых разных сайтах постоянно твердят о том, что Газпром на днях или раньше вышибут с европейского рынка газа. И этот рынок заполонит мифический американский СПГ.

Давайте попробуем разобраться в этом вопросе. Не прибегая к заумной аналитике, инсайдерской информации и т.д. Достаточно школьного курса химии и физики, элементарной логики и простого здравого смысла.

Я не стану говорить о априори более высокой цене СПГ по сравнению с трубным газом, о более низкой цене ямальского (а в перспективе усть-лугского) СПГ по сравнению с СПГ, добытым в США, о том, что государство США (в отличие от РФ) не имеет никакого отношения к добыче газа и управлению его потоками …

Я хочу осветить один аспект использования газа, который, обычно, забывают.

Все понимают, что газ можно сжечь в горелке котельной или электростанции и будет тепло и электричество. А ещё можно заправить в автомобиль и он поедет. Но любой ли газ можно заправить в автомобиль? А что ещё можно сделать с газом?

Природный газ – сложная смесь различных газообразных (и не только) органических соединений. Которые имеют каждое свою химическую формулу, молекулярный вес, химические и физические свойства. А состав природного газа в разных месторождениях заметно отличается.

Читайте также:  Как перестать быть современным рабом и стать бизнесменом

Когда газ просто закачивают в трубы, то на выходе имеют какой-то усреднённый по составу природный газ, усреднённый по нескольким месторождениям, газ которых закачивается в ГТС (газотранспортную систему).

А что происходит перед закачиванием газа в танкер для СПГ?

Сначала газ сжижают. Делают это постепенно и в процессе сжижения высокомолекулярные соединения постепенно отделяются. Для чего это делается? Если попытаться сжижать всё в вместе, мы выведем из строя оборудование. Для того, чтобы сжижить метан, его нужно охладить до – 161 градуса. А этан становится жидким при – 88,6 градуса. Понятно, что насосы для перекачки жидкостей и газов различаются по конструкции. И если в насос для перекачки газа попадёт жидкость, хорошего будет мало. Да и в трубопроводах возникнут пробки из жидкого газа. У пропана температура сжижения – 42 градуса, у бутана вообще – 0,5 градуса.

Причём бутан при – 138 градусах вообще становится твёрдым. То есть метан ещё газ, а бутан уже лёд. Что будет с трубами и перекачивающим оборудованием? Вопрос риторический.

Поэтому процесс идёт постепенно, с постадийным отделением каждой сжижаемой фракции.

В результате в танкер попадает, практически, чистый метан. С одной стороны, это хорошо. Это самое экологичное топливо. При сгорании выделяется много воды (в виде пара) и мало углекислого газа, поскольку в составе мало углерода и много водорода.

Но есть и проблемы. Для того, чтобы хранить значительный запас метана, его надо или сжижать (но при этом приходится хранить в сосуде Дьюара) или закачивать под большим давлением в баллоны (но при этом нужен баллон с толстыми стенками, и безопасность объекта использования газа это не повышает). Для хранения достаточного количества метана, нужно давление 200 – 250 атм., а для сжижения пропана – 10 – 12 атм. при нормальной температуре. Например, 50-литровый метановый баллон весит 55 кг и вмещает 9 кг газа, а пропановый такого же объема весит 19 кг и вмещает 22 кг газа, кроме того, баллон для метана в 3-4 раза дороже. Композитные баллоны в 2-3 раза легче, но еще в несколько раз дороже. При использовании бутана разница ещё больше. И что будет, если перевернётся автобус с метановыми баллонами на крыше? Значит, заправка автомобилей пропаном и бутаном предпочтительнее, чем метаном.

Есть ещё один аспект. Именно высокомолекулярные органические соединения являются незаменимым сырьём для химической промышленности. Из более крупных молекул проще и дешевле синтезировать пластмассы, каучуки, лаки, краски, клеи, растворители и т.д.

Когда, на закате СССР, бегом прокладывали газопроводы, никто не думал о рациональном использовании газа для создания продукции более высокого передела у себя.

И европейцы, за десятки прошедших лет, привыкли к хорошей жизни. Строили химические производства исходя из существующей логистики: вот труба, рядом строили производство. Подводили ж.д. ветку и автодорогу. Всё очень удобно. Забирают из трубы нужные высокомолекулярные фракции, часть метана сжигают, для нужд производства, остальное возвращают в трубу.

Сейчас в мире возникает новая ситуация. Действовавшая, до последнего времени экономическая модель развития мира уже не работает. Эмиссия доллара уже не приводит к росту ВВП. Поэтому в США пришёл к власти президент, который не представляет мировые финансовые круги. Трамп всячески пытается ликвидировать в торговых отношениях с другими государствами дефицит торгового баланса. При этом, игнорируя все законы и правила (в том числе ВТО), навязывает свои товары торговым партнёрам. Одним из этих товаров может быть и СПГ. Пока основные объёмы СПГ уходят в Южную Америку и Юго-Восточную Азию, где есть хороший спрос и держатся высокие цены. Но конъюнктура рынка может измениться, и США будут навязывать СПГ, добытый на их территории Китаю и ЕС.

Представим, что Трамп заставил Германию покупать свой СПГ в больших количествах. Терминалы СПГ, расположены сразу на северо-запад от Германии. В районе Ла-Манш – Северное море. Это Нидерланды, Бельгия, самый север Франции. Прокачивать этот газ на восток придётся по тем же трубам, по которым качали газ закрывающегося Гронингена (в 2023г. закроется совсем). В тот же хаб, в те же хранилища. Содержание высокомолекулярных углеводородов в газе резко упадёт. И чем дальше на запад, тем быстрее оно начнёт падать. Себестоимость продукции резко повысится, потом производство станет совсем невозможно. А ведь это десятки тысяч рабочих мест.

А на чём будут передвигаться бесчисленные стада экологичного автотранспорта?

И что делать? Класть отдельные трубопроводы для газа из СПГ? Искать (или выделять) отдельные газохранилища? Где взять деньги на дополнительные трубопроводы? Это совсем не дешёвое удовольствие. А природные хранилища газа – это ведь не рукотворный объект. Это подарок природы. В любом конкретном месте геология либо позволяет его создать, либо нет. И человек тут бессилен. Да и трубы новые прокладывать в густо заселённой Европе ещё надо найти где.

Так что страны ЕС очень постараются не допустить появления больших количеств СПГ в трубопроводной системе.

И ещё вопрос. Все договоры по газу никак не учитывают его химический состав. Больше пекутся о теплотворной способности. А если мы у себя на Европейской части РФ построим газоперерабатывающие предприятия? И заберём всё, кроме метана. Грета Тунберг возражать не будет. Газ станет более экологичным. А рабочие места? А ВВП Европы?

Понятно, что РФ не будет нарушать сложившуюся ситуацию. Но Европа, несомненно, осознаёт свою зависимость в этом плане. Вот и вопрос: кто сидит на газовой игле, РФ или ЕС?

Яркий пример правильного подхода – Сила Сибири. Если в ЕС Россия поставляет то, что газовики называют «жирный» газ, то перед границей с Китаем строится (на 50 % собран по оборудованию) огромный Амурский газоперерабатывающий завод. Он, как раз и будет аккуратно, по фракциям, забирать из трубы всё, кроме метана. Помимо высокомолекулярных углеводородов, тут ещё и гелий. Как раз в этом газе его много. В 5 – 8 раз больше, чем в природном газе Катара, который ещё лет 8 назад занимал не менее 30% мирового рынка гелия. Это особенность Чаяндинского (а в перспективе и Ковыктинского) месторождения газа. У Катара, в связи с плохими отношениями с соседями (блокада со стороны КСА), возникают проблемы с отгрузками гелия. С пуском АГПЗ и отгрузочных терминалов РФ сможет занять 30% мирового рынка продаж гелия. В перспективе объёмы добычи гелия в этом районе могут закрыть всю мировую потребность. А гелий очень нужен в передовых, самых высоких технологиях.

Когда строительство АГПЗ будет приближаться к концу, компания Сибур построит там химические производства для продукции более высокого передела.

Китай будет получать от нас исключительно экологичный газ. Они же там задыхаются все от смога, просто беда. Пусть дышат глубоко и свободно.

А пластмассу можно купить у нас у нас. И гелий. И …

В заложниках: Европа не сможет добывать на своей территории газ в нужных

Да и попытки приобрести более дешевый, чем в России, газ, обречены на провал

Похоже у ЕС нет особых перспектив, кроме российского газа. Так, как подчеркивают эксперты, уже в среднесрочной перспективе добыча газа в Европе может упасть почти наполовину. И если Евросоюз не возьмется за сланцевые месторождения,то ни о какой экспортой независимости речи не идет. Впрочем и в случае сланцевых разработок, ситуация не лучше.

Европе может помочь Иран, который готов поставлять 35 млрд кубометров, но, по словам экспертов, один иранский газ не сможет повлиять на объемы поставок из России, которые в прошлом году превысили 160 млрд кубов.

Собственная добыча газа в Европе в ближайшие 12 лет сократится, по сравнению с 2013 годом, на 43% (на 70 млрд кубометров, примерно до 90 млрд кубов в 2025 году).

Объемы снижения добычи на 70 млрд кубов сопоставимы с годовым потреблением Италии (один из крупнейших потребителей газа в Европе) и в 2,5 раза превышают поставки трубопроводного газа в ЕС из Алжира. На данный момент собственная добыча в ЕС обеспечивает около 35% потребления (для сравнения: поставки из России обеспечивают около 30%). Причем нетто-экспортеров газа в Европе осталось лишь два: Нидерланды и Дания. При этом, быстро экспорт в Европу не может наладить ни одна страна.

Читайте также:  Идеи для бизнеса для женщин

Единственный выход – сланец. Но против этого выступают как экологи, так и многие политики. Основная причина – крайняя экологическая “грязнота” методов добычи этого газа. Дело в том, что при гидроразрыве пласта в землю закачивается жидкость, химические свойства которой могут нанести водам вред. Из-за этого от добычи “сланца” отказалась, например, Германия. Правда, пока речь идет о моратории до 2021 года. Аналогичная ситуация складывается в Швеции. Главы 28 шведских муниципалитетов обратились к властям страны с требованием муниципального права на запрет добычи газа путем фрекинга. Противники также указывают, что его добыча связана с эксплуатацией довольно больших территорий — сельскохозяйственных ареалов, на которых сейчас проживают люди.

Об опасности добычи сланцевого газа предупреждают и экологи. Всемирный фонд дикой природы (WWF) ранее отмечал, что применение технологии фрекинга чревато землетрясениями, что особенно опасно в густонаселенной Европе. Кстати, по данным американских ученых, по меньшей мере 20% землетрясений, зафиксированных в последние годы в штате Оклахома, вероятнее всего, связаны именно с добычей сланцевого газа.

Еврокомиссия призывает не отказываться от сланцевого газа окончательно. Впрочем, как ранее отмечал еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер, сланцевый газ сможет лишь на 10% закрыть потребности Европы.

Что касается уровня потребления газа в Европе через 12 лет, то, по словам замглавы ФНЭБ Алексея Гривача, он в значительной степени будет зависеть от политики европейских властей. Дело в том, что сейчас в Евросоюзе активно развивается так называемая «зеленая» энергетика (энергия из возобновляемых источников, например, электростанции, работающие на энергии солнца или ветра), а кроме того, газовая генерация замещается более дешевой, но менее экологичной угольной.

В перспективе возможны поставки газа с шельфа Африки — этот район мало изучен, и там возможны открытия крупных запасов. Однако на сегодняшний день крупных открытий на африканском шельфе нет. Возможны поставки газа, но он либо будет дорог – танкеры. Либо, потребует постройки газопровода, который будет построен только через 7-8 лет.

Американский же газ слишком дорог – в 5-6 раз, чем российский. Поэтому, как бы не развивался дальнейший кризис на Украине, пока между ЕС и РФ сотрудничество будет продолжатся.

«Газпром» просит Германию вывести свои трубопроводы из-под газовой директивы ЕС

Дочерние компании «Газпрома» Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG, управляющие «Северными потоками», попросили власти ФРГ вывести трубопроводы из-под действия Газовой директивы Евросоюза.

Оператор Nord Stream AG передала свою заявку и соответствующие документы 23 декабря, а Nord Stream 2 AG — 10 января. Об этом сообщают принадлежащие Демьяну Кудрявцеву «Ведомости» со ссылкой на немецкого регулятора — Федеральное сетевое агентство Германии (BNetzA).

В заявках указано, что компании имеют право на исключение из общеевропейских правил регулирования газового рынка, поскольку есть необходимость защиты прав инвесторов.

Как сообщается, регулятор рассмотрит заявления операторов трубопроводов до 23 мая после необходимых консультаций с государствами – членами Евросоюза.

Без анбандлинга никак

Газовую директиву Европарламент одобрил в апреле 2019 года. В ней речь идет о работе газопроводов на территории Евросоюза, в том числе и российских «Северных потоков».

Во-первых, она предусматривает, что новые и действующие газопроводы из третьих стран, идущие в территориальных морях государств ЕС, должны будут соответствовать тем же правилам, которые распространяются на трубы, проложенные по суше.

А это означает проведение процедуры «анбандлинга» — разделения деятельности по добыче и транспортировке газа.

То есть одна компания не может добывать «голубое топливо» и одновременно владеть трубопроводом, по которому газ доставляется в страны ЕС.

Следующее требование — половина мощности трубы должна быть свободна для независимых компаний-поставщиков газа в Евросоюз.

Это может привести к тому, что «Северный поток — 2» останется наполовину пустым.

При этом Германия ранее получила право ограничивать действия Газовой директивы по согласованию с Еврокомиссией.

Еврокомиссия еще в ноябре 2017 года предложила поправки в Газовую директиву, касающихся статуса морских участков трубопроводов, идущих в ЕС из третьих стран. Уточненный документ был подготовлен 8 февраля.

Париж и Берлин тогда согласовали компромиссный вариант поправок к Газовой директиве ЕС, которые позволили их утвердить, при этом оставив Германии большие возможности для реализации российского проекта «Северный поток — 2» в обход Украины.

Газовая директива ЕС не действует против конкретной страны, уточнял глава комитета Европарламента и автор законопроекта Ежи Бузек.

«Директива не направлена против кого-либо, ни страны, ни поставщика», — сказал он, выступая на пленарной сессии ЕП накануне голосования депутатов по поправкам к директиве.

В свою очередь закон, имплементирующий в законодательство Германии поправки к Газовой директиве ЕС, вступил в силу 12 декабря прошлого года. В соответствии с ним, антимонопольные нормы будут распространяться на «Северный поток — 2» только в его завершающей части. То есть, на отрезке в 12 морских миль у берегов Германии.

Считается, что Газовая директива призвана закончить эру внешних монополий на газовом рынке Евросоюза.

Удавка на шее ЕС?

Первой «внешней монополией», против которой был направлен закон, стал российский «Газпром». И два его газопровода, действующий и строящийся. Компания Nord Stream 2 AG, созданная для строительства и эксплуатации «Северного потока — 2», принадлежит «Газпрому». Что касается действующего «Северного потока», то Nord Stream AG занималась его строительством и является оператором этого газопровода. А ее мажоритарный акционер — также «Газпром» с долей в 51%.

По российскому законодательству, газовый монополист — единственная компания, имеющая право поставок газа в экспортные газопроводы.

США также предпринимают одну попытку за другой остановить российские энергопоставки в Европу. В конце марта 2019 года палата представителей конгресса США приняла законопроект, который нацелен на противодействие российским поставкам в Европу.

По мнению его авторов, Москва использует природный газ для того, чтобы принуждать, запугивать и оказывать влияние на другие страны.

Чтобы «поддержать усилия Европейской комиссии и правительств стран Центральной и Восточной Европы, направленные на укрепление их энергетической безопасности», нужна дипломатическая, политическая и финансовая поддержка конкретных проектов в сфере энергетики, считают законодатели США.

Впрочем, активное противодействие США, скорее всего, объясняется тем, что «Северный поток — 2» ставит под сомнение целесообразность поставок американского СПГ в Европу.

Ранее в Вашингтоне не раз говорили о том, что с помощью этого проекта Европа может впасть в зависимость от поставок из России.

Но Россия не раз подчеркивала, что «Северный поток — 2» — исключительно экономический проект, хотя многие страны Европы считают, что это «российская удавка» на шее ЕС.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявляла, что Германия продолжит поддерживать проект «Северный поток — 2», несмотря на санкции США.

«Хочу повторить, что при всех политических противоречиях с США мы не считаем правильными экстерриториальные санкции», — уточняла свою позицию 11 января Меркель.

Отдать чужим: почему Газпрому выгоднее снабжать голубым топливом Европу, а не Россию

Прокладка «Северного потока 2» приостановлена: за два дня до Нового года швейцарская компания Allseas, владеющая специальными судами, отправила своих рабочих на другие объекты из-за американских санкций. Так что Германия ещё на некоторое время останется без дешёвого газа. А что же Россия?

Марина Ардова

Жителям центральной части страны сложно представить, каково это – остаться без доступного газа. Он здесь привычен почти для всех: трубы протянуты и во многие деревни, и на дачные участки, не говоря уже про многоквартирные дома, в которых применение газа ограничено не наличием трубы, а стандартами по максимальной этажности. Но стоит выехать за Урал, туда, где этот газ добывают, и там он уже становится большой экзотикой. А ведь именно на этих территориях самые суровые морозы.

Читайте также:  Идея бизнеса: как организовать бизнес по прокату одежды

Выдержка из региональной программы газификации Амурской области на 2018 – 2022 годы:

«По состоянию на 1 января 2017 года потребление природного газа на территории Амурской области не осуществлялось. По уровню газификации в Дальневосточном федеральном округе Амурская область занимает последнее место на уровне с Еврейским автономным округом и Приморским краем».

XXI век на дворе, а целые регионы до сих пор обходятся без газа. Газпром, который является монополистом на рынке, развивается со стремительной скоростью: посмотрите только на количество экспортных проектов последнего десятилетия. Сначала был построен газопровод в Германию «Северный поток» по дну Балтийского моря, потом взялись (безуспешно) за «Южный поток», завершается строительство «Северный поток – 2» и «Турецкого потока», недавно пошёл газ в Китай по первой очереди «Силы Сибири». Странный перекос для естественной монополии и госкомпании, распоряжающейся природными ресурсами, не так ли?

Газ восточным территориям России не нужен? Жили без него, и ещё проживём? Но с таким подходом проживание превращается в выживание. Отопление дома дровами – это дорогое удовольствие. По самым скромным подсчётам, на топку котла в среднем доме на сезон понадобится порядка 17 куб. м. дров. Это если сквозняки в доме не сильные, тепло не уходит из всех щелей, и котёл нормальный, а хозяева дома готовы регулярно подкладывать топливо (что весьма затруднительно для одиноких немощных стариков или больных людей).

Дрова в восточной части страны стоят порядка 3 тыс. рублей за 1 куб. м. В Еврейской АО, например, действует ограничение максимальной цены дров в 2400–4000 рублей за куб в зависимости от муниципального образования. Выходит, что хорошо, если за сезон только на дрова потратите порядка 50 тыс. рублей. Плюс ещё надо платить за воду, канализацию, электричество, вывоз мусора… Недешёвая получается коммуналка на дровах. И зарплаты там отнюдь не московские. Промышленным предприятиям также без энергии газа непросто, и это сильно тормозит промышленное развитие регионов.

Если послушать официальные заявления об успехах газификации России, то чадящие котельные на мазуте и буром угле, отопление частных домов дровами и углём (это зависит от региона – кто чем богат, тем и топят), должны вот-вот остаться в далёком прошлом. Инвестиции Газпрома в газификацию России выросли с 25 млрд рублей в 2016 году до 34,3 млрд рублей в 2019 году. А к 2025 году потребление газа в Приморском крае должно вырасти в 9 раз. Цифры впечатляют, а вот результаты – не очень.

Формально старт программе газификации страны дал Дмитрий Медведев на совещании в Новом Уренгое в 2005 году. Тогда она была рассчитана на 3 года. Но вот прошло 14 лет, а средний уровень газификации страны вырос с 53% до 70%. То есть каждый год прибавлялось в среднем по 1,2%. Такими темпами на завершение газификации страны уйдёт ещё минимум 25 лет. «Силу Сибири» через тайгу проложили, только вот газа от этого значительно у людей не прибавится. Эта труба по замыслу должна как раз-таки помочь снабжать газом нашу глубинку, в частности Амурскую область, по территории которой проходит. Но в программе газификации Амурской области указано, что в 2018 – 2022 годы планируется обеспечить газом только 2 населённых пункта, построив для этого 6,7 км газопроводов-отводов, 52,25 км межпоселковых газопроводов и 20 км. внутрипоселковых газопроводов. Аж дух захватывает от таких планов!

А теперь сравним объём инвестиций Газпрома в развитие внутрироссийской газовой системы и экспортной за последние 10 лет. Если инвестиции в газификацию России пересчитать для корректности сравнения в доллары по курсам тех лет, то получается, что за 2009 – 2019 годы Газпром вложил в это 7,18 млрд долларов (304,25 млрд рублей).

В Южный поток, который упёрся в Болгарию, и так остался нереализованным из-за санкций по поводу присоединения Крыма, было вложено 4,66 млрд долларов, которые ушли на закупку труб, аренду судов и сооружение компрессорных станций. Уже впечатляет! Но Газпром не сдаётся, и 7 млрд долларов потратил на строительство «Турецкого потока» с пропускной способностью в 2 раза меньше «Южного потока». На «Северный поток 1» Газпром своих денег потратил относительно немного, порядка 1,45 млрд долларов (основная часть средств была привлечена в формате проектного финансирования). На прокладку труб «Северного потока 2» в рамках консорциума Газпром потратил 4,15 млрд евро, ещё 1,1 трлн рублей (с учётом скакнувшего в 2014 году курса рубля выходит более 20 млрд. долларов) ушло на прокладку «Силы Сибири» в Китай.

Выходит, что более 30 млрд долларов потрачены только на укладку экспортных труб. Но при оценке стоимости газопровода часто «забывают» учитывать стоимость сопутствующей инфраструктуры. Так для «Северного потока 1» необходимо было построить 900 км газопровода «Грязовец-Выборг» протяжённостью в 900 км и 7 компрессорных станций. По заявлению самого Газпрома, 1 км обходился в среднем в 5,3 млн долларов. Плюсуем ещё 4,77 млрд долларов. Дополнительные расходы на «Северный поток 2» East European Gas Analysis оценивает уже в 31 млрд евро. В «Силу Сибири» газ тоже не сам по себе попадает. Для этого пришлось разработать новое Чаяндинское месторождение газа за 450 млрд рублей и Амурский газоперерабатывающий завод за 950 млрд рублей. Это ещё более 22 млрд. долларов.

Так что напрямую сравнивать инвестиции в газификацию России и в экспортные проекты не получается. Совсем разный уровень, и он не в пользу россиян. Зачем вкладываться в газификацию регионов понятно – это создание комфортных условий для проживания людей, это экологически чистое топливо для генерации электроэнергии и тепла, это ресурсы для бизнеса. В общем, задел для будущего развития. А что получили от экспортных проектов? 4 компрессорные станции, 650 км проложенного газопровода и часть труб «Южного потока» остались не у дел. Из подтвердившихся покупателей газа из «Турецкого потока», помимо самой Турции, пока что есть только небольшая Сербия. Мощность «Северного потока 1» Европейский суд летом 2019 года урезал на четверть. «Северный поток 2» должен был быть запущен в конце 2019 года, но откладывается на конец 2020 из-за санкций США, наложенных на компании, предоставляющие суда-трубоукладчики. И дальнейшая загрузка пока не ясна из-за продлённого контракта с Украиной на транзит газа. По «Силе Сибири» при проектной мощности в 38 млрд куб. м. газа в год в 2020 году будет прокачено 5 млрд, в 2021 году – 10 млрд и в 2022 – 15 млрд куб. м. газа.

А с учётом того, что цены на трубопроводный газ в Европе упали до 15-летнего минимума, с окупаемостью экспортных проектов могут быть большие проблемы. Но они всё равно в приоритете: так получается «освоить» куда больше средств, да ещё и с привлечением зарубежных компаний. Для государственного Газпрома куда важнее снабжать газом Европу, чем Россию.

А как же всеми любимый тезис о том, что недра принадлежат народу? Забудьте. Это миф. В конституции прописано, что земля и недра могут быть, как в государственной, так и в частной собственности. А про коллективную собственность народа там не сказано ни слова. Вот Газпром и распоряжается недрами по своему усмотрению, предпочитая Европу России.

Отказываться совсем от экспорта нельзя ни в коем случае: это доходы федерального бюджета (который пополняет в том числе Пенсионный фонд), и это работа для десятков тысяч людей. Но почему экспортные проекты противопоставляются внутренним? На любой экспортный газопровод деньги выделяются в колоссальном объёме, а газификация регионов идёт по остаточному принципу. Например, у «Силы Сибири» была альтернатива в виде газопровода «Алтай», который должен был быть дешевле в 5,5 раз. Но сам Газпром отверг этот вариант, а аналитики Sberbank CIB, озвучившие эту информацию, были уволены. С тех пор альтернатив предлагать не принято. А жаль.

Оцените статью
Добавить комментарий