Влияние кризиса на бизнес: танцуем на пепелище

Содержание

Влияние кризиса на бизнес: танцуем на пепелище

Российский бизнес привык жить под влиянием кризиса и предкризиса. Однако не каждый день доллар бьет все мыслимые и немыслимые исторические рекорды, крупные компании объявляют о массовых сокращениях, а предприниматели поменьше жалуются на повышение ставок

Содержание

Падение стоимости национальной валюты – это хорошо для стран с развитой экономикой: начинается рост внутреннего потребления, люди стараются покупать продукты отечественных производителей и путешествовать внутри страны. Но в России все сложно: больше половины товаров – импорт, до 90% лекарств тоже приходит из-за границы, а внутренний туризм не развит.

Конечно, в конце 2014 года потребительский спрос вырос практически во всех сферах: от электроники и бытовой техники до ювелирных изделий и автомобилей. Рост индекса потребительского доверия на фоне всеобщей стагнации – характерный феномен и вообще явление временное. С начала 2015 года началась совсем другая история, но ответа на вопрос, что делать, когда все рухнет, нет ни у кого. Как кризис повлияет на бизнес и что ждать в такие тяжелые времена? Попробуем разобраться.

Что было, что будет и что, собственно, делать?

Понижение потребительского спроса

Спрашиваете, что принесет бизнесу кризис? Меньше клиентов. Они нынче затягивают пояса: каждый десятый снижает число покупок. Падение зарплат и сокращение реальных доходов играют свою роль – люди уже как-то меньше верят в светлое будущее и улучшения своего материального положения не ожидают.

Что делать? Не забывайте о специальных предложениях, которые помогут стимулировать спрос. И помните: сегодня все большую роль начинают играть долговечность, срок годности, состав… и настроение на момент покупки.

Приоритет цены

Реальные доходы населения упадут, как минимум на 2,8% – так говорят официальные данные Минэкономразвития, так что смело умножайте это число на свой коэффициент доверия к нему. Неприятное следствие: размер начнет иметь большее значение, особенно если речь идет о цене. Не самое приятное влияние кризиса на бизнес.

Что делать? Если демпинговать не входит в ваши планы, то вспомните, о чем мы говорили в прошлом пункте и обратите внимание на продление качества предлагаемых товаров. Кроме того, постарайтесь отказаться от кредитов и условий работы на постоплате. Эффективный шаг – пересмотреть своих поставщиков и выбрать тех, кто подешевле и поближе, чтобы максимально сократить время доставки.

Импортозамещение

Рост курса доллара и евро заставил выпить лишнюю рюмку коньяка почти всех предпринимателей, которые так или иначе связаны с импортом – одним словом, вообще почти всех. В стране, где даже до 90% всех лекарств приходит из-за рубежа, по-другому и невозможно: даже если производство находится в России, многие импортируют ингредиенты и оборудование. Что уж говорить про тех, у кого весь бизнес завязан на поставках? Многие уже отменили заказы новых коллекций и распродают остатки. Гораздо больше повезло тем, кто производит все в России и продает зарубеж… но много вы знаете таких компаний?

Что делать? Где возможно – постарайтесь сократить долю импорта: увеличьте линейку отечественных товаров, переходите на российское оборудование, комплектующие, ингредиенты. Например, продуктовые магазины уже гораздо охотнее продают российские сыры и мясо. А если невозможно – что ж, затяните пояс вслед за своими покупателями, повышайте цены, корректируйте ассортиментную матрицу, открывайте магазины по ликвидации остатков, пейте валерьянку. Скоро все это закончится и будет на вашей улице праздник.

Рост тарифов на доставку

Если вы думаете, что у вас все плохо – посмотрите, как кризис сказался на бизнесе экспедиционных компаний. В результате санкций, объем грузоперевозок внезапно сократился на 20-40%, а рентабельность перевозчиков резко снизилась с 17% до 8%. Параллельно с этим уменьшается спрос, увеличивается себестоимость, растут риски. До 80% логистического рынка занимают ИП, которые не имеют финансовой подушки. Ухудшают ситуацию рост транспортного налога и введение налога для большегрузов, катающихся по федеральным трассам.

Что делать? Смириться. Не ругаться из-за цен. И помнить: число игроков сократится, а качество перевозок несколько снизится. Внимательно выбирайте, к кому обращаться за логистическими услугами.

Сложности в получении кредитов

Эльвира Набиуллина еще в ноябре поделилась с общественностью о замедлении темпов кредитования. В реальности банки и правда не торопятся увеличивать свои кредитные портфели – и, увы, это касается не только частных лиц, но и компаний. Объем пролонгированных кредитов уже достиг 20%, требования к заемщикам ужесточаются, а бизнесу, как известно, нужны не такие суммы, как пенсионеркам из Подольска.

Что делать? Откажитесь от кредитных линий. Да, постарайтесь это сделать. Если же без заемных средств никак не получается или вам необходимо срочно перекредитоваться, воспользуйтесь альтернативой. Ею, например, может стать факторинг – залога не требуется, активы не замораживаются.

Сокращение персонала

Рост безработицы был замечен еще в 2014 году и, по мнению экспертов, он продолжит увеличиваться. Но незначительно. Сокращения ради снижения расходов – это уже не модно: рынок труда с 2009 года значительно поменялся и большинство идет на эти меры только для того, чтобы сохранить бизнес. Отрицательной динамики по количеству вакансий не наблюдается, чего не скажешь про зарплаты: статистика говорит, что они уже упали на 2%, а про реальное значение и говорить грустно.

Что делать? Если есть возможность, не ужимайтесь: чтобы сохранить команду, можно проводить политику открытых дверей, рассказывать о планах компании и демонстрировать уверенность в завтрашнем дне. А если ее нет, то делайте как все: в первую очередь под сокращения идут все те, кто не приносит прямой пользы компании. Но найдете ли вы столь же компетентных специалистов после кризиса – тот еще вопрос.

Реклама в Интернете

Рост рекламного рынка составил в 2014 году всего 1,2%, по сравнению 10% годом ранее. Впрочем, это как раз понятно и очевидно. Интересно то, как кризис влияет на распределение рекламных бюджетов бизнеса: все большей популярностью пользуется digital-реклама. По слухам, в 2015 году она вырастет еще на 15-20% и заставит многие компании отказаться от роликов на Первом канале в пользу Глобальной Сети. Мобильная реклама также вырастет на уже привычные всем 40-45%.

Что делать? Вкладываться в рекламу в Интернете и мобильную рекламу, разумеется! Это и полезнее, и дешевле, и эффективнее. Также рекомендуем особое внимание уделить e-mail-маркетингу и социальным сетям: россияне, как известно, являются лидерами по времени, проведенному онлайн, а влияние социальных ресурсов на решение о покупке может вырасти до 37%.

Какое влияние кризис окажет на ваш бизнес зависит от множества факторов. Больше всего, конечно, повезло тем, у кого западные клиенты и западные инвестиции, а также тем, кто поставляет свою продукцию из России зарубеж. Но и российские табачники тоже неплохо себя чувствуют… в общем, помните: все проходит и кризис тоже скоро закончится. А если вы только планируете открыть свое дело – не бойтесь. Главное, выберите наиболее интересную перспективную сферу деятельности и дерзайте! Начинать в кризис даже легче, чем адаптироваться: ничто не мешает вам танцевать на пепелище.

Читайте также:  Крадущийся тигр, затаившийся дракон: "дружба" Китая и России

Кризис и бизнес – что ожидать в 2009 году?

Успешный и постоянно развивающийся бизнес – основа благополучия экономики страны. Однако в условиях господствующего в России кризиса в сфере бизнеса возникло множество проблем, затрагивающих различные отрасли и порождающих неопределенность и неуверенность в завтрашнем дне. Что принесет российскому бизнесу кризис в текущем году?

Ни у кого уже не осталось иллюзий на счет того, что кризисные явления пройдут незаметно для бизнеса. Даже крупные российские компании испытывают финансовые трудности, а будущее некоторых средних и мелких компаний и вовсе находится под большим вопросом.

2008 год не ушел бесследно: проблемы в банковском секторе и на фондовом рынке привели к снижению курсов акций компаний. Добавим сюда отток иностранного капитала из страны, сокращение или местами полное свертывание инвестиционных проектов, снижение объемов экспорта.… В результате таких изменений компании должны были в сжатые сроки сократить все возможные издержки, что, к сожалению, в первую очередь сказалось на стремительном сокращении рабочих мест.

Кризис – последствия для бизнеса

В начале 2009 года кризис повлиял на бизнес, как малый, так и крупный, очень сильно, что привело к следующим последствиям:

– снижение доходов населения отражается и на снижении покупательского спроса на товары и услуги, что в свою очередь приводит к сокращению объемов их реализации и к убыткам компаний;

– ужесточенные требования банков к потенциальным заемщикам , увеличенные процентные ставки по ссудам, а также отказ самого населения от оформления новых займов в связи с потерей рабочих мест или снижением доходов, приводят к сокращению размеров выдаваемых авто- и ипотечных кредитов;

– вследствие низкого спроса на автомобили и жилье возникают проблемы у автопроизводителей, автодилеров, строительных организаций и кооперативов ;

– жилищное строительство замораживается , а на складах торговых организаций происходит затоваривание;

– снижение объемов выдаваемых кредитов отражается на финансовых показателях деятельности банков и страховых компаний, призванных сопровождать большинство кредитных операций, что снова влечет за собой повышение процентных ставок и страховых тарифов.

Описание подобных взаимосвязей, вызванных финансовым кризисом, можно, наверное, продолжать бесконечно, поэтому от того, как будет развиваться бизнес в 2009 году, зависит судьба компаний и организаций различных сфер деятельности, а также рядовых граждан, вовлеченных в этот замкнутый круг.

Разговоры сегодня ведутся в основном об оздоровлении экономики страны и бизнеса в текущем году. Подразумевается здесь то, что выживут наиболее конкурентоспособные компании, которые сумеют быстро приспособиться к новым экономическим условиям и грамотно выстроить систему менеджмента. Остальным же фирмам придется покинуть рынок навсегда.

Т.е., во-первых, ожидается сокращение числа предприятий бизнес-сферы.

Во-вторых, в связи с охлаждением международных связей ожидается снижение импорта иностранной продукции в 2009 году и выход на первые позиции на рынке отечественных производителей.

В-третьих, «сдутие» искусственно завышенных цен на некоторых рынках, например, в сфере недвижимости. Это можно наблюдать уже сегодня.

И, наконец, волна поглощений и слияний, когда представители крупного и среднего бизнеса будут объединяться и поглощать друг друга, чтобы пережить кризис.

Пережить кризис.

Удержаться на плаву компании смогут, придерживаясь, так называемой, стратегии выживания, когда нужно будет отказаться от всех рисковых проектов и инвестиций, а уделить внимание может быть и менее прибыльным, но более надежным направлениям деятельности. В любом случае, кризис – явление временное. Рано или поздно он закончится, и представителям бизнеса можно будет воплощать в жизнь самые различные идеи. Но смогут сделать это только те, кто сумел отказаться от высокого риска во время кризиса.

Бизнесу в кризис необходимо также принимать во внимание, что справляться по большей степени придется собственными силами, поскольку размеры банковских кредитов, особенно международных, резко сократятся. Поэтому еще одно конкурентное преимущество окажется у тех компаний, которые имеют наименьшую долю участия заемного капитала, особенно иностранного.

В выигрыше также окажутся торговые сети, принадлежащие какой-либо российской финансово-промышленной группе, т.к. у них будет возможность дополнительного финансирования. «Одиночкам» же придется труднее, т.к. основным источником ресурсов для них является только кредитование.

В наименьшей степени кризис затронет крупный бизнес с государственным участием, поскольку помогать Правительство сможет только избранным.

То, как сложится судьба бизнеса в 2009 году, также во многом зависит и от курсов рубля и мировых валют, от цен на нефть, влияющих на ВВП в целом, от взаимоотношений России с Западом и США и от антикризисных планов, предпринимаемых Правительством стран. Но, в любом случае, еще осенью 2008 года и Президент РФ Д.Медведев, и члены Правительства признали, что «следующий год будет очень трудным», в том числе и для бизнеса.

Как кризис влияет на бизнес? Рассказывают предприниматели

Российская экономика переживает не лучшие времена: официальная инфляция за 8 месяцев 2015 года практически достигла 10%, из-за санкций продолжает сокращаться ассортимент продовольственных магазинов, западные компании все чаще объявляют о своем уходе из России, зарубежные инвесторы и вовсе заморозили активность до лучших времен.

Сегодня у российских предпринимателей есть все поводы для пессимизма, но есть ли среди них те, кто переживает этот кризис с пользой для себя?

Контур.Журнал попросил предпринимателей из России рассказать, как они чувствуют себя в кризис и какие выгоды извлекают из сложившейся ситуации.

Александр Коновалов, основатель объединения производителей экологических продуктов «Экокластер»

К сожалению, тенденция очевидна: экономическая ситуация будет ухудшаться, рубль будет слабеть — с этим согласны все мои знакомые предприниматели. На это есть масса объективных и много раз озвученных причин. Надеяться нужно только на себя: сокращать издержки, оптимизировать процессы, работать с персоналом, брать более подготовленных людей, которые могут выполнять одновременно несколько функций.

Мой бизнес построен в области сельского хозяйства, и здесь по традиции вся надежда на государство. Мы ждем смягчения налоговой политики, а также серьезного удешевления целевых кредитов. Без этого мы не можем производить не то что конкурентную, способную заместить импортную, а хотя бы рентабельную продукцию. В секторе молочных продуктов идет спрос, лично мы получили рост на 20-25%. Но, увы, это скорее исключение.

Надежда Десинова, владелец биомагазинов Iorganic

Пока с наступлением кризиса дела пошли не очень хорошо: клиентов стало меньше, снизился и средний чек покупки в нашем магазине. Боюсь, что в ближайшие два-три года предпосылок для улучшения ждать не приходится. Лично я уверена, что рубль еще не достиг дна, и в этом году нас ждут новые неоптимистичные цифры. Надеюсь, что потом Россия вернется к росту.

Лично у нас свои проблемы: приходится искать замену иностранным поставщикам, а это очень непростая задача.

Зато могу отметить, что российские компании меняются в лучшую сторону. Стали более ответственными, улучшили логистику, оформление, упаковку, с ними стало интереснее работать.

Но нужно сокращать издержки, в том числе штат, приходится чаще самой подключаться к процессам.

Степан Данилов, создатель онлайн-сервиса MeYou

Некомпетентные чиновники и бездействующие государственные институты привели страну к тому, что мы сейчас имеем. По телевизору все заняты популизмом и пропагандой, в то время как экономику просто загнали в тупик. Разве не видно было 3-5-10 лет назад, что тотальная зависимость от экспорта сырья — это роль ездового ишака? Куда другие прикажут — туда и едешь. Когда нефть стоит $100 за баррель — все прекрасно, а о том, что цена внезапно может снизиться до $40, лишний раз не задумываешься и не говоришь. Потому что это решают вместо нас другие люди, а мы лишь должны приспосабливаться.

Читайте также:  Идея бизнеса: бизнес на диагностике и лабораторных исследованиях

Я не вижу, за счет чего экономика России может снова пойти вверх — нет ни инвестиций, ни внятных стратегий. Ничего нет. И как можно прогнозировать курс рубля, если глава ЦБ сама этого не знает. На мой взгляд, курс может стать еще ниже, например, 100 руб. за доллар в декабре. Сегодня все выглядит плохо, социально и экономически активного населения в стране от силы 1%, бизнес-климат противопоказан для ведения нормальных дел, треть граждан живут за чертой бедности. Мой совет: если есть варианты, старайтесь переводить свой бизнес за границу.

Игорь Пуловкин, основатель интернет-магазина Health&Fit

По ТВ нам постоянно говорят, что во всех экономических проблемах России виноваты иностранцы, которые душат нас санкциями, не дают развиваться, вставляют палки в колеса. Это бред. Я бы оценил влияние санкций на экономику от силы в 5%. Кризис начался раньше. За последние 20 лет мы окончательно разучились создавать что-либо сложнее бочек нефти и титановых чушек. Это просто позор для такой страны, как Россия. Поэтому мы и дальше будем падать, иногда притормаживая, когда нефть подрастет на $10-20, или ускоряясь, когда упадет. Мир будет переходить на солнечную энергию и электромобили, а мы строить паромную переправу в Крым. На Марс отправится пилотируемая экспедиция, а мы запретим экспорт бананов и трансляции хип-хопа.

Экономика не рухнет, что-то будет продаваться и покупаться, многие предприниматели, наверное, даже найдут для себя новые ниши. Производители перейдут на стратегию создания максимально дешевого продукта, в том числе за счет снижения качества. В моей области — продаже витаминов, добавок, спортивного инвентаря — сейчас ощутимый спад, у людей меньше времени и денег на активный образ жизни. И улучшений в сезон осень-зима я не предвижу.

Павел Спичаков, генеральный директор ООО «КИТ», сопредседатель комитета по промышленности, член совета ВО «ОПОРА РОССИИ»

Сложившуюся ситуацию я оцениваю осторожно положительно. Мы вступили в сложные турбулентные времена, но эти времена дают возможность хорошо заработать, быстро развиваться и занимать новые рынки.

Думаю, в ближайшее время рубль будет кидать из одной стороны в другую. Есть сильное ощущение его дальнейшего падения, не исключаю, что оно будет резким.

Один брокер мне сказал: «Цена акций сильно зависит от спроса на них». Также и с валютой: никто вам точно не скажет, куда и как быстро пойдет рубль — вверх или вниз.

Я российский производитель, и у меня за последнее время спрос и стоимость моей продукции выросли, почти все оборудование работает круглосуточно, заказы идут хорошо. «КИТ» очень быстро растет, производственные мощности загружены настолько, что я сейчас размещаю заказ на новое оборудование, повышаю производительность, набираю персонал, повышаю зарплаты. Да, есть сложности с оборотными средствами, существенно выросла стоимость складских запасов, резкие валютные колебания привели к курсовым разницам. В частности, увеличилась дебиторская задолженность от покупателей, возросли складские остатки в деньгах, кредиты стали недоступными, банки неадекватными — и по ставкам, и по механизму получения денег, существенно выросли риски ведения бизнеса, но и доходность тоже выросла! Но все равно за последний год компания по обороту выросла в 2,5 раза, по персоналу в 2 раза.

Однозначно, сейчас для страны и экономики время сложное, но я уверен: все, кто сосредоточен сейчас на производстве, повышает эффективность администрирования и, несмотря на негатив, наращивает обороты, рано или поздно окажется в существенном плюсе. На мой взгляд, сейчас самое время обратить внимание на производственный бизнес. Как в 90-е все кинулись в торговлю, так с тех пор производство осталось голубым океаном возможностей для смелых и активных предпринимателей. Так что кризис для одних — время сокращения, для других — период мощного роста!

Кризис 2008 года лишь содействовал финансовой глобализации

Новая работа исследователей МВФ показывает, что кризис 2008-2009 годов и его последствия как минимум не остановили естественный процесс интеграции экономики в единую мировую сеть. Аналитики фонда, проанализировав динамику международных инвестиционных позиций крупных групп стран, в том числе финансовых центров, полагают: возможно, кризис даже ускорил процесс экономической глобализации, несмотря на стагнацию во внешней торговле.

Департамент исследований МВФ опубликовал рабочий доклад аналитиков фонда Филипа Лэйна и Джан-Марии Милеси-Филетти “Международная финансовая интеграция после мирового финансового кризиса”. Это первая крупная работа МВФ, в которой предпринимается попытка системного ответа на вопрос, как изменил кризис 2008-2009 годов и его последствия ситуацию с потоками инвестиций в мировом масштабе и на среднесрочную перспективу. Работа анализирует банковские и небанковские межстрановые финансовые потоки, динамику прямых и портфельных иностранных инвестиций в приложении к крупнейшим группам мировых экономик в 2007-2015 годах, и в ней, видимо, впервые на уровне крупнейшей международной исследовательской структуры высказывается неочевидный тезис: кризис 2008-2009 годов, сопровождавшийся, помимо прочего, оттоком капитала с развивающихся рынков и стагнацией международной торговли, не только не останавливал темпы финансовой глобализации, но в отдельных аспектах ее усилил. Во всяком случае, “на выходе” к 2016 году все крупнейшие экономики в сравнении с ситуацией десятилетней давности стали, вопреки прогнозам, теснее связаны друг с другом через рынки внешнего долга и владения активами в других юрисдикциях.

МВФ рекомендует бедным странам строить больше школ и меньше автодорог

Работа Лэйна (работает сейчас в Банке Ирландии) и Милеси-Филетти создавалась несколько лет, их расчеты обсуждались на нескольких конференциях в МВФ и нацбанках в 2016 году.

Сложность проекта МВФ заключалась в том числе в том, что агрегированные страновые данные по чистым инвестиционным позициям стран, динамике платежных балансов и владению активами в юрисдикциях без дополнительной интерпретации не имели смысла: общие наблюдения о кризисе 2008-2009 годов как о сокращении темпов финансовой глобализации появились уже осенью 2008 года и тривиальны. Лэйн и Милеси-Филетти в работе анализируют отдельно потоки финансов и смену долей иностранной собственности в группах стран, выделяя среди них международные и региональные финансовые центры, отдельно анализируют кейсы 2007-2015 годов для Ирландии и Нидерландов, по-разному и в разных ролях интегрировавшихся в экономику ЕС и мира, отдельно обсуждают динамику инвестиций в КНР, предпринимают попытку разделить банковские и небанковские потоки межстранового финансирования до и после кризиса. По ряду юрисдикций, например по Каймановым островам, ОАЭ, Катару, технология разделения потоков была более сложной.

Почему Азия состарится, не успев разбогатеть

В первую очередь исследователи приходят к выводу о недооценке роста доли развивающихся стран в мировой экономике как последствий кризиса 2008-2009 годов. Как показывают пересчеты Лэйна и Милеси-Филетти, доля стран, классифицирующихся как emerging и developing, в мировом ВВП сократилась к 2016 году с 10% до 8%, однако объемы этих юрисдикций в мировых финансовых активах остались прежними — порядка 43%. Доля активов этих стран в мировом ВВП выросла с 30% в 2007 году до 40% в 2015-м, и даже их доля в совокупных мировых активах, контролируемых из других юрисдикций (“внешних”), увеличилась с 10% в 2007 году до 13% в 2015-м — это оценка по рыночным валютным курсам, не учитывающая относительного удешевления стоимости активов из-за девальваций валют развивающихся стран.

Читайте также:  ТОП 11 сервисов для создания сайтов самому

Во многом, отмечают исследователи, сокращение потоков инвестиций и чистых международных позиций с 2008 года — явление, затронувшее сильнее финансовые центры, нежели экономики, ими обслуживающиеся. Этот эффект, различимый при отделении финцентров от развивающихся экономик, также показан на примере трансграничных банковских вложений, впрочем, вопрос о банковских потоках в кризис достаточно подробно изучался экономистами с 2011 года. При этом Лэйн и Милеси-Филетти утверждают, что, согласно их расчетам, банки разных регионов вели себя в кризис и посткризисной ситуации различно. Хотя банки ЕС и США скорее снизили активность, кризис стал триггером для глобальной экспансии банков Японии, Канады и Австралии, а также региональной экспансии — например, колумбийских банков в Южной Америке.

Как МВФ улучшил прогнозы ВВП и мира, и России

В целом аналитики МВФ констатируют увеличение значения банков из юрисдикций вне ОЭСР в мировой экономике с сокращением влияния банков из стран ОЭСР. Отдельно авторы приводят данные, согласно которым аналогичные процессы — усиление финансовой интеграции по разным моделям — происходили и внутри Евросоюза как в финансовом, так и в нефинансовом секторах. Пожалуй, единственный сектор, который не пользовался возможностями для глобализации, открываемыми кризисом 2008 года,— это госфинансы: хотя сектор (из-за роста объемов в том числе “реструктуризационных” выпусков госдолга в целом его вес в мировых финансовых активах вырос) и рос, доля владения иностранцами госдолга в мире сократилась в основном за счет сокращения владения долгом правительств развивающихся стран. При этом в отдельном исследовании Лэйн и Милеси-Филетти демонстрируют, что экономическая политика Ирландии и Нидерландов, напрямую не завязанная на госдолг, помогла странам почти не заметить кризиса с точки зрения их роли на мировых финансовых рынках — она усиливается, так, Ирландия становится постепенно центром концентрации штаб-квартир мировых фармацевтических компаний.

Наиболее важны в работе аналитиков МВФ представленные оценки для крупных групп экономик чистых международных инвестиционных позиций (IIP) в динамике 2007-2015 годов. Как показано в работе, за исключением нескольких “шоковых” эпизодов 2008-2009 годов тренды в IIP для США с 2010 года не изменились (она сокращается), IIP развитых экономик за вычетом международных финцентров и США растет — на практике это означает, что развитые экономики продолжают наращивать свои иностранные активы. Отметим, частью этого процесса стала и Россия — как и во всем мире, кризис 2008-2009 годов и последующие годы не изменили общей тенденции к росту прямых иностранных инвестиций в отличие от портфельных — они в целом по этой группе экономик продолжают расти. Единственная развивающаяся экономика, в которой этот процесс выглядит немного иначе,— Китай, для которого IIP с 2008 года, соотнесенный с ВВП группы развивающихся стран, монотонно снижается — так же как он рос с 2000 года. Что же касается портфельных инвестиций в развивающиеся страны, то Китай от оттока внешних финансов пострадал меньше, чем Бразилия и РФ,— во многом, динамика фондовых бирж и притоки и оттоки капитала с них и воспринимаются внешними наблюдателями как симптомы “кризиса глобализации”.

Бизнес, растущий на пепелище: кто и почему нажился на кризисе

Нефтяные компании и международные банки беднеют и разоряются на глазах, металлургические и автомобильные заводы увольняют половину персонала или закрываются, вчерашние миллиардеры отменяют свадьбы, распродают заграничную недвижимость и просят финпомощи у правительства. Так выглядит приблизительная картина финансового кризиса, вырисовывающаяся в последние несколько месяцев. Однако на фоне общей разрухи и паники некоторым бизнесменам всё же удаётся оставаться на плаву и, более того, разбогатеть. Речь не идёт о биржевых спекулянтах или тех, кто скупает умирающих конкурентов. Специфика некоторых производств просто-напросто такова, что именно в период всеобщей экономии их продукция становится нарасхват. Кто же выиграл на том, что мы начали меньше тратить?

Рестораны

Замечали, что в последнее время рестораны и кафе опустели? Найти столик в пятницу вечером теперь намного проще, а витрины забегаловок так и пестрят объявлениями о всевозможных скидочных акциях и спецпредложениях. Так «бедные» рестораторы из последних сил пытаются завлечь в свои потерявшие популярность заведения хоть каких-то посетителей. Куда же эти посетители делись? Дружно ушли в более дешёвые пункты общепита. Согласно данным «Profi Online Research» и «Qualitel Data Services», только 30% россиян готовы в кризис побаловать себя походом в более или менее дорогой ресторан или бар. Остальные предпочитают фастфуды и уличные ларьки, благодаря чему прибыли последних и выросли по сравнению с прошлым годом. Аналогичная ситуация наблюдается за рубежом. Средний доход сети «Макдональдс» по разным данным вырос на 10%, а популярные американские ресторанчики, специализирующиеся на жареных окороках, планируют в этом году открыть 300 новых точек по всему миру.

Табачники

Буквально на днях табачные компании пожаловались на то, что их доходы в премиальном, то есть самом дорогом секторе продукции значительно снизились. Второй по величине производитель сигарет в России Philip Morris рапортовал о сокращении отгрузок в РФ на 6%. По информации РБК, товар «по средней цене» тоже стали покупать меньше — здесь снижение спроса составило около 6,8%.

Но стали ли россияне меньше курить? Вовсе нет. Просто курят теперь то, что дёшево. Отгрузки сигарет низкого ценового сегмента, наоборот, выросли. Одна из «дешёвых» марок, продаваемых в России, стала популярнее аж на 27,7% в первом квартале этого года. Впрочем, такая тенденция вырисовывается на мировом рынке уже не впервые: ещё во времена американской Великой депрессии именно табачные компании были единственными прибыльными предприятиями на всём рынке: только их акции показывали рост в то время, когда все кругом падали. Что и неудивительно: в кризис сигареты становятся самым доступным способом развлечься и успокоить расшатанные нервы.

«Мыльники» и «шампунники»

Согласно соцопросам, во время кризиса первыми под сокращения попадают расходы на мебель, бытовую технику, электронику, ремонт квартиры, автомобиль и услуги связи. Зато предметы личной гигиены — зубные щётки, ватные палочки, бумажные платки, шампуни, мыло и так далее — пользуются неослабевающей популярностью в любые, даже самые тяжёлые времена. Видимо, реже мыться и меньше причёсываться люди не согласны ни при каких условиях, и это, естественно, отражается на кризисных доходах соответствующих компаний. Так, крупнейший производитель бытовой химии и средств гигиены Procter & Gamble заработал за прошлый год 14,08 млрд долларов и вошёл в список 50 самых крупных компаний в мире (22-е место). На 42-м месте этого же рейтинга оказалась компания Johnson & Johnson — производитель лекарств и косметических товаров.

Большие и дешёвые

Как ни странно, крепко стоят на ногах крупные торговые сети, специализирующиеся на дисконтных товарах и мелкооптовых продажах. Ради сохранности семейного бюджета россияне не ленятся ехать даже за город — лишь бы добраться до большого и дешёвого гипермаркета, где можно закупиться хоть на полгода вперёд. Приобретают популярность и покупки «пачками»: согласно одному из главных правил экономии, целая упаковка мелких товаров всегда обходится дешевле, чем много тех же товаров по отдельности.

Результат — дисконтные «монстры» чувствуют себя во время кризиса более чем спокойно и даже умудряются приписать несколько лишних нулей к своим доходным статьям. Благодаря страсти покупателей к экономии, в год кризиса два совладельца европейской сети магазинов «Альди» умудрились попасть в список самых богатых людей мира.

Оцените статью
Добавить комментарий